?

Log in

Варлам Шаламов и концентрационный мир
Recent Entries 


ВАРЛАМ ТИХОНОВИЧ ШАЛАМОВ (1907-1982)

[Image]Великий русский писатель, сын священника, уроженец Вологды. В юности уехал в Москву строить мир, казавшийся тогда лучшим, учиться и заниматься литературой. Упрямец и социалист-романтик по убеждениям, в 1929 году был арестован за антисталинскую пропаганду и осужден на каторжные работы в концлагере Вишера. По возвращении печатался в столичных журналах, вновь арестован на волне Большого Террора по обвинению в контрреволюционной троцкисткой деятельности и отправлен на Колыму, где прошел все круги ада арктических лагерей смерти. Отбыв два срока в качестве рабочего золотого забоя, доходяги, фельдшера в лагерной больнице, ссыльного, вернулся к писательской деятельности в середине 50-х годов и посвятил себя «новой прозе», которая, по мысли Шаламова, единственная может передать опыт человека двадцатого века, «перемалываемого зубьями государственного механизма». Создал шесть больших циклов «Колымских рассказов», в которых («По лендлизу», «Сентенция») дал апокалиптическую картину мира, регрессировавшего к ранним стадиям эволюции, где человек борется за жизнь и душу в окружении свирепых троглодитов и звероящеров. Убийственные выводы относительно человеческой природы и гуманизма девятнадцатого века, породившего этику коллективизма и тотальное превращение людей в двуногий скот, вызвали неприятие либеральной советской интеллигенции и поставившей на Солженицына русской христианско-демократической эмиграции, которая дополнила блокаду труда Шаламова советским режимом смертоносной блокадой «Колымских рассказов» русскими западными издательствами, - все это привело в конечном счете к непримиримой конфронтации Шаламова с теми, кого он впоследствии с ненавистью и презрением называл «прогрессивным человечеством». Глубокое одиночество, подорванное здоровье, отсутствие семьи, друзей и читателей вкупе с неустанным давлением террористических служб сопровождали Шаламова до последнего дня. На склоне жизни был помещен в интернат для недееспособных, откуда выброшен на верную смерть в больницу для психохроников. В массовом сознании отождествляется с «лагерной литературой»; на родине известен преимущественно по телесериалу Досталя «Завещание Ленина», на Западе полностью заслонен Солженицыным.

__________

Варлам Шаламов. «У Флора и Лавра. Избранная проза», 2013, составитель Дмитрий Нич
Скачать в форматах PDF, RTF, HTML

Дмитрий Нич, «Московский рассказ. Жизнеописание Варлама Шаламова, 1960-80-е годы», 2011, PDF
(в расширениях rtf и fb2, архив с файлами)

Дмитрий Нич, «Конспект послелагерной биографии Варлама Шаламова», 2016, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников», сборник, издание пятое, дополненное, 2014, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. Дополнительный том», сборник, издание второе, дополненное, 2016, PDF

Валерий Петроченков, «Уроки Варлама Шаламова»

«Варлам Шаламов. Серая зона». Дмитрий Нич - Сергей Бондаренко, беседа на сайте «Уроки истории. XX век»

В 1981 году одно из издательств польской Солидарности переиздало девятнадцатый номер журнала "Aneks", 1978, польского эмигрантского ежеквартальника по вопросам политики, культуры, религии, выпускавшегося польским научным сообществом в Университете города Упсала, а затем в Лондоне. Краковская книжка включала статьи Андрея Амальрика, Джорджа Уотсона и рассказ "Одиночный замер" Варлама Шаламова. Насколько я знаю, это первый (1978) перевод Шаламова на польский язык и первая, прижизненная, публикация его прозы на территории Польши. С 1983 года сборники "Колымских рассказов" ежегодно выходят здесь в независимых издательствах Солидарности, иногда не по одному в год.




"Aneks" 1978, nr 19 (kop.), 46 s., – Krakow : Wydaw. "Alfa", 1981
Общественная организация "Мемориальный центр истории политических репрессий "Пермь-36" официально прекратила существование, а Музей истории политических репрессий стал музеем работников ГУЛАГа.




"НКО "Пермь-36" заявила о завершении процесса своей ликвидации

Мемориальный центр истории политических репрессий "Пермь-36" заявил о завершении процесса своей ликвидации, сообщает "Коммерсант" со ссылкой на директора некоммерческой организации Виктора Шмырова.
Соответствующая запись была сделана в Едином государственном реестре юридических лиц, центр также исключен из реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.
Read more...Collapse )
В маленькой Голландии увидело свет в общей сложности семь сборников шаламовской прозы (не считая переизданий) в переводах Jacq Vogelaar, Yolanda Bloemen и Marja Wiebes. Самый ранний выпущен сразу после смерти писателя, в 1982 году.




Колыма. Рассказы из архипелага ГУЛАГ, Amsterdam: De Arbeiderspers, 1982


В 1993-м Жак Вогелаар, переводивший, кроме Шаламова, Клода Леви-Стросса, Герберта Маркузе, Мишеля Фуко и других, напечатал в журнале Raster, №67 большую статью под названием "Варлам Шаламов, жизнь в условиях вечной мерзлоты".

Следующие сборники вышли уже в девяностых и двухтысячных, последние содержат весь корпус колымской прозы.

Read more...Collapse )
Для обложки сборника "Колымских рассказов" в переводе на словенский взята картина Николая Гетмана "Холмы Магадана (Голгофа)".




Варлам Шаламов. Колымские рассказы, Modrijan, Ljubljana, 2011


Николай Иванович Гетман (Микола Гетьман, 1917 – 2004) родился в Харькове, там же закончил художественное училище, воевал, вскоре после демобилизации был арестован за карикатуру на Сталина и отправлен в лагеря – сначала с ТайшетЛаг в Сибири, после на Колыму – где отбыл в общей сложности восемь лет. Создал серию картин "ГУЛАГ глазами художника", экспонировавшуюся в России и Америке.

Еще одна картина Гетмана, "Пайка мертвеца", использована для оформления обложки сборника "Колымских рассказов" на голландском.


Read more...Collapse )
В книге "Магадан. Конспект прошлого", 1989, воспевающей советскую Колыму (любопытная, вообще, книжонка, учитывая время издания), говорится следующее:

"У историков нет единого мнения ни о личности первого руководителя Дальстроя, ни о характере деятельности этой организации — по крайней мере, в первый, берзинский, период ее существования. Не самую последнюю роль в этом играют выступления литераторов, публикации воспоминаний (документальных и художественных) репрессированных поэтов и писателей. Совершенно необъективным, на наш взгляд, является осмысление образа Э. П. Берзина в некоторых рассказах В. Т. Шаламова (умер в 1982 году), знавшего его еще по строительству Вишерского целлюлозно-бумажного комбината на Урале с 1929 года. Так как сам автор находился в Вишерских лагерях, а с августа 1937 года в лагерях Колымы, то все написанное им воспринимается как абсолютная истина. На самом же деле В. Т. Шаламов, достаточно хорошо знакомый с действительными фактами биографии Э. П. Берзина, допускает сознательный вымысел. Например, в рассказе «Хан-Гирей» (журнал «Советский, воин», 1989, № 1) он пишет о нем, о боевом латышском стрелке (имеется в виду период первой мировой войны) и выпускнике Берлинского королевского художественного училища как о «полковом адъютанте», «любителе-художнике». «Берзин относился с полным презрением к людям, — утверждает В. Т. Шаламов, — не с ненавистью, а презрением». Вместе с тем, совершенно бесспорным представляется то, что именно при Э. П. Берзине Дальстрой, использовавший с большим размахом труд людей — которые и в тот период (начало тридцатых годов) не были в большинстве своем врагами Советской власти — на цели хозяйственного строительства, не стремился ужесточить существование осужденных и представленных в его полное распоряжение людей, а напротив, предпринимал меры, чтобы сделать его более или менее сносным".

Можно, впрочем, согласиться, что советские концлагеря под начальством Берзина были не в пример гуманнее лагерей последующей эпохи. Но концлагеря есть концлагеря. Вот говорящий сам за себя отрывок из речи Берзина на III партконференции Дальстроя в 1937 году:
«Товарищи говорили относительно создания Областного комитета партии. Вряд ли будет правильно, если мы пойдем по этой линии. Мое личное мнение таково, что Колыме нужна парторганизация порядка военной организации… Основная масса рабочей силы  – заключенные.  Вот почему я и говорю, что нам нужна организация порядка военной организации. Будет ли Политуправление – это было бы неплохо, но оно должно быть чисто военного оттенка».
Из книги Владимира Губарева "Белый архипелаг Сталина", М., 2004.
Послушал для общего развития видеозапись совершенно ничтожной лекции о Шаламове кандидата педагогических наук, доцента Литературного института им. Горького Екатерины Дьячковой. Скульптора Федота Сучкова она называет Федором, а героя опостылевшего от школярских отсылок к Пушкину рассказа "На представку" Гаркунова Горбуновым. Студенты, похоже, вообще не слышали о Шаламове и косноязычны до неправдоподобия. Но бог с ними. Больше интересен плакат, иллюстрирующий лекцию, не знаю, откуда он взялся, но служит кондиционным учебным пособием.



В 1987 году в СССР был опубликован единственный из "Колымских рассказов", а именно "Крест", журнал Аврора, №9, 1987, публикация Л. Зайвой (в библиографии на сайте shalamov.ru она фигурирует как Завайя). Первые сборники шаламовской прозы появились только два года спустя, а в объеме лондонского тома - только в 1990 году.
Какие бы студенты ни были, а пудрить им мозги незачем.
"В.Т. ШАЛАМОВ У СЕРБОВ

Данная работа имеет обзорно-аналитический характер. В ней исследуется восприятие творчества В.Т. Шаламова среди сербов. В частности, речь идет о рецепции его прозы, поэзии и эссеистики.
Интерес к творчеству Шаламова возник в самом начале 80-тых гг. прошлого столетия, под влиянием его первых публикаций в странах западной Европы. В сербских периодических изданиях печатались переводы его рассказов и стихотворений. Потом последовали два отдельных сборника рассказов (,,Колымские рассказы” и ,,Четвертая Вологда”), избранные стихотворения (,,После Колымы”) и эссе (,,Трещины двадцатых”) . Трудно было бы назвать сербский журнал или газету, которые бы в восьмидесятые годы не печатали отклики или рецензии на произведения Шаламова. Особый интерес вызывали факты из его страдальческой жизни и творческой биографии".

Богдан Косановић (Нови Сад, Србија), "В.Т. ШАЛАМОВ КОД СРБА" Читать статью в PDF

В сборнике
СЛАВИСТИКА
Выпуск XIII (2009), СЛАВИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕРБИИ, Белград • 2009
Књига XIII (2009), СЛАВИСТИЧКО ДРУШТВО СРБИЈЕ, Београд • 2009



Библиография работ Ружицы Радожич (Ruzica Radojicic), в том числе о Шаламове.


См. также Собрание сочинений Шаламова на сербско-хорватском, Югославия, 1985-88
Статья из цикла «Пермская обитель» с сайта Регионы России.

_______


На «Пилораме»-2011 я застал молодого человека – новоиспеченного сотрудника музея «Пермь-36», знакомого мне по экспедиции по следам политических заключенных в Коми-Пермяцком округе, за изучением книги в потрепанном переплете. «Колымские рассказы» Шаламова, - пояснил он. – Мне сказали, что каждый в «Перми-36» должен ее знать, чтобы понять».

После «Одного дня Ивана Денисовича», прочитанного мной в том же, что и отвергнутый «Доктор Живаго», одиннадцатом классе, я провозгласил Александра Солженицына прекрасным документалистом, но не писателем – то ли по молодости, то ли под впечатлением от блестяще созданного Владимиром Войновичем сатирическего воплощения Солженицына в образе Сима Симыча Карнавалова в «Москве-2042». Парадоксально, но мое неприятие распространилось на всю художественную литературу о политических репрессиях. «Колымские рассказы» я проглотил только в 2013 году - за одну из бесконечных поездок между Санкт-Петербургом и Пермью, когда уже не было «Пилорамы», а в стране всерьез заговорили о сталинских лагерях как неизбежности на пути к «светлому будущему».

Колыма будет лишь следствием того процесса превращения концлагерей в исправительно-трудовые учреждения и разрастания системы от нескольких отделений СЛОНа – Соловецких лагерей особого назначения - в 1925-1926 годах до всесоюзного «архипелага ГУЛАГ» в 1930-х, описанного Солженицым. Очевидцем и хроникером этих событий станет революционер Варлам Шаламов, арестованный в 1929 году за печатание и распространение так называемого «завещания Ленина» - письма вождя, оглашенного на XIII съезде РКП(б) и содержавшего критику Сталина на посту генерального секретаря партии, и направленный в четвертое отделение СЛОНа на Вишеру – ВИШЛОН, или Вишлаг, в поселке Вижаиха (ныне город Красновишерск).

Read more...Collapse )
This page was loaded Aug 24th 2016, 7:38 pm GMT.