?

Log in

No account? Create an account
Шаламовская энциклопедия
 


ВАРЛАМ ТИХОНОВИЧ ШАЛАМОВ (1907-1982)

[Image]Великий русский писатель, сын священника, уроженец Вологды. В юности уехал в Москву строить мир, казавшийся тогда лучшим, учиться и заниматься литературой. Упрямец и социалист-романтик по убеждениям, в 1929 году был арестован за антисталинскую пропаганду и осужден на каторжные работы в концлагере Вишера. По возвращении печатался в столичных журналах, вновь арестован на волне Большого Террора по обвинению в контрреволюционной троцкисткой деятельности и отправлен на Колыму, где прошел все круги ада арктических лагерей смерти. Отбыв два срока в качестве рабочего золотого забоя, доходяги, фельдшера в лагерной больнице, ссыльного, вернулся к писательской деятельности в середине 50-х годов и посвятил себя «новой прозе», которая, по мысли Шаламова, единственная может передать опыт человека двадцатого века, «перемалываемого зубьями государственного механизма». Создал шесть больших циклов «Колымских рассказов», в которых («По лендлизу», «Сентенция») дал апокалиптическую картину мира, регрессировавшего к ранним стадиям эволюции, где человек борется за жизнь и душу в окружении свирепых троглодитов и звероящеров. Убийственные выводы относительно человеческой природы и гуманизма девятнадцатого века, породившего этику коллективизма и тотальное превращение людей в двуногий скот, вызвали неприятие либеральной советской интеллигенции и поставившей на Солженицына русской христианско-демократической эмиграции, которая дополнила блокаду труда Шаламова советским режимом смертоносной блокадой «Колымских рассказов» русскими западными издательствами, - все это привело в конечном счете к непримиримой конфронтации Шаламова с теми, кого он впоследствии с ненавистью и презрением называл «прогрессивным человечеством». Глубокое одиночество, подорванное здоровье, отсутствие семьи, друзей и читателей вкупе с неустанным давлением террористических служб сопровождали Шаламова до последнего дня. На склоне жизни был помещен в интернат для недееспособных, откуда выброшен на верную смерть в больницу для психохроников. В массовом сознании отождествляется с «лагерной литературой»; на родине известен преимущественно по телесериалу Досталя «Завещание Ленина», на Западе полностью заслонен Солженицыным.

__________


Варлам Шаламов. «У Флора и Лавра. Избранная проза», сборник, 2013, составитель Дмитрий Нич, PDF

Дмитрий Нич, «Московский рассказ. Жизнеописание Варлама Шаламова, 1960-80-е годы», 2011, PDF

Дмитрий Нич, «Конспект послелагерной биографии Варлама Шаламова», 2017, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников», сборник, издание пятое, дополненное, 2014, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. Дополнительный том», сборник, издание второе, дополненное, 2016, PDF

Валерий Петроченков, «Уроки Варлама Шаламова»

«Варлам Шаламов. Серая зона». Дмитрий Нич - Сергей Бондаренко, беседа на сайте «Уроки истории. XX век»

Джон Глэд, "Поэт Колымы", статья в газете The Washington Post от августа 1982 года

Европеец


__________


НАВИГАТОР ПО БЛОГУ

Статья выложена на независимой открытой платформе для публикации текстов о человеке, культурных явлениях и обществе Syg.ma 20 декабря 2016 года. Автор - кандидат культурологии, религиовед и переводчица.

_________


«Колымские рассказы» Шаламова: исповедь лагерной пыли или свидетельство неиссякаемой надежды?

В отечественной литературе ХХ века много написано о лагерях и зэках. Лагерная тема неизжита окончательно и дает о себе знать в языке, в музыкальных предпочтениях и социальных моделях поведения: в невероятной и часто неосознанной тяге русских людей к блатной песне, популярности лагерного шансона, в манере вести себя, строить бизнес, общаться.
Если говорить о самых влиятельных авторах, посвятивших свои главные произведения метаморфозам, происходящим с человеком за колючей проволокой, то к таковым неизбежно причисляются Варлам Шаламов, Александр Солженицын и Сергей Довлатов (разумеется, этими именами список не исчерпывается).
«Шаламов, - пишет Александр Генис в сценарии к радиопрограмме «Довлатов и окрестности», - как известно, проклял свой лагерный опыт, зато Солженицын благословил тюрьму, сделавшую его писателем ...» Самый молодой из этой триады - Довлатов, служивший в военизированной охране, то есть находившийся по эту сторону колючей проволоки, был знаком с Шаламовым. «Я немного знал Варлама Тихоновича. Это был поразительный человек. И все-таки я не согласен. Шаламов ненавидел тюрьму? Я думаю, что этого мало. Такое чувство еще не означает любви к свободе. И даже - ненависти к тирании». О своей прозе Довлатов говорил: «Меня интересует жизнь, а не тюрьма. И - люди, а не монстры».
У Шаламова тюрьма лишает людей всего человеческого, кроме робкой, постепенно угасающей надежды на прекращение мучений: будь то смерть или хотя бы некоторое послабление режима. О полном освобождении герои Шаламова чаще всего даже не смеют и мечтать. Герои Шаламова — обездушенные персонажи в стиле Гойи, угасающие сознанием и желанием цепляться за жизнь доходяги...
Read more...Collapse )
Из интервью, взятого 30 марта 1992 года Еленой Константиновой у Олега Волкова, автора выдающейся автобиографической книги "Погружение во тьму". Печатается к тридцатилетию первого издания книги, вышедшей тогда с цензурными сокращениями.
Волков, разумеется, заблуждается, говоря о "небольшом сборнике "Колымских рассказов" и об "отречении Шаламова от своего детища". Вскоре после шаламовского "Письма в ЛГ" их отношения прервались.


<...> Мне не хотелось показывать себя страдальцем. Старался отходить от того, что описываю. Быть как бы посторонним спокойным наблюдателем. Избегая какого-либо преувеличения, сгущения красок. И такая манера изложения оказалась верной. Перед читателем раскрывается объективная картина — так было в действительности. Без тех ноток озлобления, которые чувствуются у Александра Солженицына. Впрочем, не мне судить, удалось ли это…
— А «Колымские рассказы» В. Шаламова, где каждая строка отзывается безысходностью?
— Шаламов — самая трагическая судьба, которую я знаю. Еще до его общественного признания я писал рецензии на его «Колымские рассказы», хлопотал об их публикации. Но вполне бесполезно.
Шаламов был как-то особенно одинок. Я тоже повидал и нужду, и голод, умирал от истощения. Но после очередного лагеря — ссылка. В последней, в Ярцево на Енисее, жил как вольный охотник, занимаясь таежным промыслом. У Шаламова этого не было. Весь лагерный срок он провел на Колыме. Его путь слишком жесток… Весь избитый, страдающий нервным тиком, плохо слышащий… Казалось, этот человек не может даже улыбнуться, настолько трагическим было его лицо. Привычки изголодавшего настолько вкоренились, что уже в Москве, мало-мальски сносно устроенный материально, он, помню, когда ел хлеб, подставлял ладонь, чтобы не просыпались крошки. А нечаянно уроненные собирал и заглатывал… Его психику так искалечило постоянное преследование, что это сказалось на поведении. Когда за границей вышел небольшой сборник «Колымских рассказов», он настолько испугался, что пытался отречься и от себя, и от своего детища.
Read more...Collapse )
Впечатляющий альбом, выпущенный магаданским издательством "Охотник" и запечатлевший остатки лагерной Колымы Шаламова, Демидова, Жигулина, Домбровского и еще сотен тысяч заключенных Дальстроя. На русском с параллельным английским текстом. Сокращение л/п означает лагпункт, лагерь или его отделение, называвшееся также "командировкой".
Скачать в расширении PDF можно на сайте издательства

Павел Жданов. «Исчезающее прошлое». Pavel Zhdanov. «A Disappearing past», 59 МБ

Ниже - редакционный анонс и предисловие Анатолия Широкова.

Фотоальбом «Исчезающее прошлое» задумывался автором, журналистом, фотографом и издателем Павлом Ждановым как книга фотографий о сегодняшнем состоянии бывших рудников, приисков, лагерей и населенных пунктов треста «Дальстрой». Фотоснимки сопровождаются отрывками из литературных произведений людей, которые отбывали лагерные сроки на Колыме: Шаламова, Лесняка, Деманта, Демидова, Домбровского, Вагнера, Федерольф, Виленского... Большинство этих текстов географически или тематически совпадают с местами, описанными в рассказах и повестях, давая возможность понять, где именно происходили события. Комментарии же позволяют узнать, с какими людьми связаны то или иное место или событие, где сделаны фотографии, как давно...
Около 100 снимков из десятков экспедиций разных лет свидетельствуют и о том, что прошлое, материальные следы знаменитого треста «Дальстрой» исчезают. Мосты разбираются или сжигаются, сносятся паводками; зарастают внутренние периметры зон; ольховник разрушает стены; крыши гниют и обваливаются; металлические конструкции, инструменты ржавеют; одежда, обувь, предметы быта тлеют. В последние годы процесс деградации бывших мест заключения вступил в свою последнюю и самую активную стадию. Вскоре следов Дальстоя не останется вовсе, да и сегодня от большинства из них не осталось хоть сколько-то выраженных знаков, только ландшафты да кое-где кресты, поставленные горняками-старожилами и церковью на местах лагерных кладбищ.

Read more...Collapse )
ХVI конференция Института философии РАН с регионами России при информационном взаимодействии с Институтом мировой литературы РАН «Проблемы российского самосознания:"народ жить может, но ему нельзя". К 120-летию рождения Андрея Платонова».
Конференция состоится 22-24 сентября 2019 года в Институте философии РАН.

Аннотация пленарного доклада В.Н. Поруса, руководителя Школы философии Национального исследовательского университета – Высшая школа экономики, доктора философских наук:
«Два сошествия в ад: Андрей Платонов и Варлам Шаламов». В «пограничной ситуации» выясняется подлинность человеческого существования, когда нет практического смысла и времени как-то прикрывать ее наготу, а ответ мог бы указать путь к единственно возможной свободе. Это положение экзистенциальной философии преломляется в художественной классике А. Платонова и В. Шаламова. Их герои, кто по доброй воле, кто под давлением чудовищных обстоятельств, побывали в аду, сотворенном людьми. Может ли человек противостоять аду? Что значит быть человеком в нечеловеческих условиях? Делается попытка ответить на эти вопросы, читая повесть «Джан» Андрея Платонова и «Колымские рассказы» Варлама Шаламова.

Другой доклад, который будет прочитан на конференции - Грицаенко Дарья Владимировна, "Андрей Платонов и Варлам Шаламов: два взгляда на XX век"
Статья опубликована в электронном научном журнале «Язык. Культура. Коммуникации», № 1, 2018, Южно-Уральский государственный университет, Челябинск. Электронная версия - на сайте УрГУ : открытые журналы.

_________


Лексическая репрезентация концепта «память» в цикле рассказов Варлама Шаламова «Воскрешение лиственницы»

В статье рассмотрены теоретические вопросы, связанные с понятием «концепт», а также своеобразие вербализации концепта «память» в цикле рассказов Варлама Шаламова «Воскрешение лиственницы».

Согласно определению Д. С. Лихачева, концепт — это совокупность установленных лексических значений слова, усвоенных человеком, и его личного опыта. В различных определениях категории концепта (С. А. Аскольдова-Алексеева, Д. С. Лихачева и др.) присутствуют общие черты: концепт понимается как единица мышления, которая отражает культурные особенности какого-либо народа.
Различные определения термина «концепт» позволяют выделить признаки, по которым мы можем утверждать, что рассматриваемое явление является концептом:

1) это минимальная единица опыта человека;
2) это единица хранения, передачи и обработки информации;
3) это единица с подвижными границами;
4) это социальная единица;
5) это единица культуры.

Read more...Collapse )
Статья опубликована в сборнике материалов конференции "Проблемы российского самосознания: судьба и мировоззрение В.Т. Шаламова (к 110-летию со дня рождения)", 2017, "Поезд Шаламова", М. Голос, 2017. Электронная версия - на сайте Институра философии РАН.

__________


Колымский опыт Варлама Шаламова: экспозиция «естественного состояния» (Заметки)

Предлагаемые заметки — результат моих попыток рационализировать те социально-философские и этические ассоциации, которые возникали у меня при чтении рассказов В.Т. Шаламова, представляющих его лагерный опыт. Это ассоциации с проблематикой «естественного состояния», как она нам известна по социально-философским концепциям раннего Нового времени. Не скрою, в развиваемой здесь исследовательской установке я хорошо чувствую некую нравственную двусмысленность, если не сказать, бестактность. Не по отношению к теме конференции, на которой был сделан доклад, лежащий в основе данной статьи — конференции, направленной, в частности, на понимание российского самосознания через творчество Шаламова, а по отношению к самому документально-художественному наследию Шаламова. Получается, оно оказывается для меня не тем, чем должно быть — представляющим интерес в силу того, ради чего оно создавалось: рассказать об увиденном и пережитом, а через это о случившейся в России, шире, СССР гуманитарной катастрофе. А ведь мы, я имею в виду российское общество, нуждаемся в этом в первую очередь. ГУЛАГ, а, стало быть, сталинщина, большевизм, коммунизм как реальная социально-политическая практика ХХ в. (а не грезы, возможно невинные, революционных романтиков XIX в.) российским обществом не осмыслены как катастрофа, как трагедия миллионов, как провал, из которого нации выбираться, исцеляясь, не одно поколение. Но чтобы выбраться, надо признать, что трагедия была, что этой трагедией травмировано все общество, и всему обществу необходимо излечение от травмы. Для этого недостаточно осмысления трагедии XX в. как исторического прошлого. Случившееся в ХХ в. необходимо понять как незавершенное, длящееся прошлое, отнестись к нему как к наличному опыту.
Read more...Collapse )
Георгий Карлович Вагнер, историк искусства, специалист по древнерусскому зодчеству, первый раз был арестован в 1937 году и отправлен на Колыму, второй раз - будучи заключенным - осужден в 1938 как участник антисоветского заговора, работал на общих работах, т.е. в забоях, "доплывал", однако выжил, рисуя портреты лагерного начальства. В 1947 освобожден и вернулся в Рязань, но в 1949 выслан в Красноярский край. После реабилитации работал в Институте археологии АН СССР, защитил докторскую диссертацию по искусствоведению, награжден золотой медалью Академии художеств.
Написал книгу мемуаров "Из глубины взываю... (De profundis)", - М. : Круг, 2004. Ниже его рисунки колымского периода.
Первая публикация воспоминаний Вагнера о Колыме - журнал Слово, №12, 1989.




Колыма. Морозная ночь, 1946

Read more...Collapse )
Статья опубликована в сборнике "Материалы научно-методической конференции преподавателей и сотрудников по итогам научно-исследовательской работы в 2007 г., 7-8 февраля 2008 г. – Могилев : МГУ имени А.А. Кулешова, 2008. Электронная версия - на сайте электронной библиотеки Могилевского университета, Беларусь.

_________


Роль художественной детали в «Колымских рассказах» В. Шаламова

Отсечение всего лишнего, предельный лаконизм и простота - то, что определяет в целом стилистические особенности прозы В. Шаламова. Несмотря на это, им используется яркая, броская, «подсаженная» (выражение самого В. Шаламова) деталь. Деталь в рассказах писателя - это определенный «подтекст», служащий его воле. В. Шаламов часто применяет деталь как знак, символ полной степени истощения физического и морального, точно зафиксированные подробности наполняются особым символическим смыслом (вешки как бытовая подробность и как граница жизни и смерти; слово «сентенция», вспомнившееся рассказчику и означающее его возвращение в мир и т.п.).
Детально В. Шаламов изображает смерть, например, в рассказе «Надгробное слово»: «Однажды бригадир его ударил, ударил просто кулаком, для порядка, так сказать, но Дерфель упал и не поднялся. Он умер одним из первых, из самых счастливых» [1, с. 136]. В «Медведях» читаем: «Филатов выстрелил. Он, как я уже говорил, был хорошим стрелком - медведь упал и покатился по склону в ущелье... Убит он был наповал» [1, с. 91].
Однако характерно, что детали-символы у В. Шаламова не имеют постоянного значения. Предметы, люди, события, связи между ними зачастую изменяются в самый момент возникновения, все время как бы превращаясь в нечто иное - текучее, ускользающее, нередко чуждое человеческому опыту, неожиданное и нестабильное.
Символика В. Шаламова с трудом поддается толкованию посредством точных понятий, ибо ее смысловое наполнение многозначно. Символ в его рассказах эстетически расширяет содержание образа до бесконечности, помогая воображению распространяться на множество родственных представлений.
Read more...Collapse )
Я так понял, что установку памятника затеяли осенью 2016 года, и осенью 2018 разговоры еще шли, а потом все заглохло.


Памятник жертвам политических репрессий установят в Иркутске, в Лисихинском парке

Проект памятника жертвам сталинских репрессий художника Льва Серикова представляет собой куб, символизирующий клетку, из которой тщетно пытаются вырваться узники. Их стертые, нечеткие лица совершенно идентичны.
— Да, их лица одинаковые, абсолютно одинаковые. Почему? Да потому что, угодив под страшную, бессмысленную, беспощадную чистку, люди переставали быть людьми. В них уничтожалась личность, индивидуальность. И не было никаких различий, крестьянин ты или ученый, женщина или мужчина, татарин или русский, — поясняет скульптор, заслуженный художник России Лев Сериков. — Став жертвой страшного террора, человек становился частью безликой, бессловесной массы.





Read more...Collapse )
This page was loaded Sep 15th 2019, 3:03 pm GMT.