laku_lok (laku_lok) wrote in ru_prichal_ada,
laku_lok
laku_lok
ru_prichal_ada

Categories:

Первое издание «Колымских рассказов», 1967

Сорок пять лет назад в Западной Германии вышло на немецком первое издание «Колымских рассказов». Сборник объемом 196 страниц (26 текстов) был выпущен без ведома автора, более того, само имя автора было искажено, поэтому нельзя сказать, что Европа впервые услышала о Шаламове, она услышала о некоем Шаланове, лагерные «записки» которого самовольно напечатало небольшое кельнское издательство. Впоследствии книжка была переведена с немецкого на французский и африкаанс, язык буров, переиздана и благополучно забыта. Гонорар автор, разумеется, не получил, а известность если и получил, то весьма сомнительную.
Немного об обстоятельствах, связанных с этим сборником.



«Статья 58. Записки заключенного Шаланова»; «Artikel 58»: Die Aufzeichnungen des Haftlings Schalanow» / Ubers. G. D. – Koln: F. Middelhauve, 1967




"Artikel 58 deur Warlam Sjalanof: 'n Ooggetuie-verslag oor die bannelinge in 'n Siberiese straf-kamp", Kaapstad : Tafelberg, 1968, - в переводе на африкаанс, Кейптаун, 1968




«Статья 58. Записки заключенного Шаланова»; «Artikle 58»: Memoires du prisonnier Chalanov, в переводе на французский - Paris: Gallimard, 1969


«Статья 58»; «Artikel 58», в переводе на голландский - D.A.P. Reinaert uitgaven-1973-Brussel, 1973



«Колыма. Остров в архипелаге», переиздание, Langen-Müller, München, Wien, 1975


___________


«За границу рассказы его передавали многие – я знаю по меньшей мере трех человек и я сам был четвертым».
«К сожалению, я давал его рассказы нескольким иностранным студентам, которые привозили книги из-за границы. В результате в 68 [неточность – в 67] году в Германии вышла первая книга его рассказов, где были перевраны и его имя, и его фамилия (Варлаам Шаланов – стояло на обложке), и вообще ему было очень неприятно, что первая книга его прозы вышла по-немецки, а не по-русски».
«В книжке этой были перепутаны даже его имя и фамилия, на обложке стояло Варлаам Шаланов и к тому же Варламу Тихоновичу было глубоко отвратительно, что первая книжка его рассказов была немецкой, а не русской, причем он подозревал, что качество перевода такое же как и написание его фамилии […].
Издание рассказов за границей вызвало, конечно, чудовищный скандал».
«Варлам Тихонович несколько нарочито говорил мне о своем возмущении, связанном с немецким изданием своей книги».
Из воспоминаний Сергея Григорьянца

* * *

«Дорогой Варлам Тихонович!
Учитывая трудности длительного рассказа по телефону, решил написать Вам. Вчера я сделал попытку попасть в «Международную книгу» и пошел на Смоленскую площадь в высотный дом, где помещаются два министерства (иностранных дел и внешней торговли). Для входа в здание нужен пропуск, за которым я и обратился в бюро пропусков. Там мне сказали, что я должен сначала договориться с нужной мне организацией по телефону, и если она даст мне такое указание, то они выдадут мне пропуск […]
Пошел тут же в будку, позвонил: «Говорит Авербах М.Н. […] Мне нужно поговорить вот о чем: одна западногерманская издательская фирма издала в ФРГ книгу советского писателя, не попросив у него согласия и неизвестно каким путем получив рукопись, которую он предлагал только нашим издательствам. Можно ли и каким путем получить с этой фирмы хотя бы гонорар?» — «Видите ли: СССР не имеет никаких договоров с зарубежными странами об охране авторских прав. Поэтому мы абсолютно ничего сделать не можем. Мы не можем даже запросить фирму — издавала ли она эту книгу, не говоря уж о предъявлении ей каких-либо требований или исков». — «А если фирма добровольно, без всяких исков, согласится уплатить гонорар!» — «Пожалуйста, но не через нас!»
[…] по моему мнению, есть еще и такая возможность: написать издательству непосредственно, послав ему заказное с уведомлением о вручении письмо. «Уважаемые, мол, господа! Вы издали сборник моих рассказов, хотя я Вам их и не передавал. Вообще говоря, Вам надо было бы получить у меня разрешение, но раз уж Вы обошлись без него, то не будете ли Вы любезны выслать мне полагающийся в подобных случаях гонорар. Мой адрес такой-то. Примите и пр.». Может быть, и пришлют! Письмо можно написать по-русски и, при желании, перевести на нем. язык. Это если Вы захотите сделать. Кроме того, я попробую в ближайшие дни связаться с еще одним учреждением «Кредит бюро», или «Минюрколлегия», как она называется ныне. Может быть, она примет на себя, за установленную у них плату, защиту Вашего частного иска.»
Из письма Шаламову М. Авербаха (1968), посвященного попыткам выяснить возможности получения автором гонорара за издание кельнского сборника.


* * *


" – С чего началось Ваше знакомство с Шаламовым?
Это было в студенческие годы, когда я поступила в университет. […]
– Как в то время немецкая аудитория воспринимала Шаламова?
Тогда вообще не воспринимали. Первый перевод вышел в 1967 году. Его сделала Гизела Дрола (Gisela Drohla), удивительная дама. Она очень много важных произведений русско-советской литературы предлагала в немецкие издательства. И они действительно вышли. В её переводе. Я с ней близко не познакомилась. Случайно встретила её в городе Марбург, там она была ассистенткой одного марксистского философа – Х.Х. Хольца (Hans Heinz Holz). Меня тогла удивил её возраст – немолодая. Она преподавала философию. Я тогда уже знала, что она переводчица, но постеснялась к ней подойти и вступить в разговор. […] Знаю, что Шаламова она переводила с рукописи. Но я не знаю, как она получила эту рукопись. Эта книга не стала популярной, ее не знали тогда.
– Это «Записки заключённого Шаланова»?
Да. Книга позже переиздавалась под названием «Insel im Archipel» [«Остров в архипелаге»], по образцу «Архипелага ГУЛаг» Солженицина. Это была выборка из циклов Колымских рассказов."
«Шаламов по-немецки…», из интервью с переводчицей Габриэле Лойпольд, с сайта Варлам Шаламов


* * *


«Шаламова сначала восприняли как реабилитанта, и литературный аспект его рассказов уходил на второй план, это, кстати, очень хорошо видно по первым его переводам, где вся художественная составляющая была просто выкинута».
Из выступления Сергея Соловьева на российском ТВ (2011).  В своих суждениях Соловьев, по-видимому, опирается на статью Марка Головизнина «К вопросу о происхождении первых зарубежных изданий Шаламова», напечатанную в 4-м Шаламовском сборнике.


UPD

А откуда господину Соловьеву известно о "художественной составляющей" первых переводов прозы Шаламова? Он что, владеет немецким? или французским? или африкаанс? или, на худой конец, голландским? О голландском издании он к тому времени вообще ничего не знал. Трепло.


По теме см. Текст к книге "Artikel 58 : Die Aufzeichnungen des Häftlings Schalanow", 1967

Tags: "Колымские рассказы", Варлам Шаламов, Запад, СССР, идеологический фронт, переводы, тамиздат
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments