?

Log in

No account? Create an account
Шаламовская энциклопедия
Шаламов и его связная Ирина Каневская 
8th-Nov-2012 12:17 am
Как известно, Ирина Каневская, жена репатрианта писателя и переводчика Кирилла Хенкина, оставила некролог-мемуар, опубликованный в журнале "Посев" за 1982 год, но прежде, вероятно, транслировавшийся радиостанцией Свобода (ответ на вопрос о приоритете я еще не получил). Некролог называется "Памяти автора "Колымских рассказов" и приоткрывает завесу тайны над одной из инициатив Шаламова по передаче рукописей "Колымских рассказов" на Запад для издания книгой. Полностью мемуар Каневской с моим комментарием можно прочесть здесь.

В своей статье о зарубежных изданиях "Колымских рассказов" историк Марк Головизнин отметает историю Каневской с порога:

"Вскоре после смерти Шаламова в третьем номере «Посева» за 1982 год была напечатана статья сотрудницы этого издания Ирины Каневской-Хенкиной, где она излагает свою версию появления рукописи «Колымских рассказов» в распоряжении редакции «Посева».

Замечу, что Каневская вовсе не "излагает версию появления "Колымских рассказов" в распоряжении редакции "Посева", ничего подобного в мемуаре нет. Редакция "Посева" располагалась в Германии, а списки "Колымских рассказов" были переданы в Париж. Это другая страна и редакция совершенно другого издательства. Если уж на то пошло, Каневская излагает свой домысел о том, что из Парижа рукописи были переправлены за океан и там "печатались по капле в русском журнале" - имеется в виду нью-йоркский Новый журнал.

"Данная версия, - продолжает Головизнин после цитаты из мемуара, - по-видимому, имела популярность, в первую очередь среди советских диссидентов, вплоть до опубликования переписки и дневниковых записей В. Т. Шаламова. Она и сейчас всерьез воспринимается некоторыми исследователями. [...] Рядовой же читатель «Посева», по-видимому, не догадывался, что его попросту дурачат. Излишне напоминать, что ни Ирина Каневская, ни ее муж никак не фигурируют в шаламовском архиве среди круга его общения".

Лично я не знаю, кто "фигурирует в шаламовском архиве среди круга его общения", поскольку архив до конца не разобран, а новые материалы печатаются с купюрами. Но, как выяснилось, "среди круга шаламовского общения" Ирина Каневская фигурирует с весны 1966 года. Правда, не в архиве Шаламова в РГАЛИ, куда допускаются только избранные, а в Русском архиве Центра изучения Восточной Европы при Бременском университете, Германия, со спецхраном ничего общего не имеющим. Мне стало известно, что в фонде Хенкиных в этом архиве хранится фотография Шаламова с дарственной надписью Ирине Каневской, и я попросил сотрудницу архива Марию Классен переписать эту надпись, что она и сделала и за что я ей глубоко благодарен.

Дарственная надпись гласит:

«Мои симпатии, Ира мгновенны – и вечны. В. Шаламов, апрель 1966, Москва»

Иначе говоря, Каневская познакомилась с Шаламовым почти одновременно с Сиротинской, и ее сентиментальный рассказ о том, как через много лет после событий 1968 года Шаламов, встретив ее на пути с рынка и узнав, что они с мужем эмигрируют, "снял у нее с пальца кольцо и надел себе на мизинец. На память", звучит вполне достоверно - особенно учитывая, что роль связной Каневская исполнила безупречно. Не ее вина, что чемодан с пятитомником  "Колымских рассказов", переданных для издания книгой, сгинул в Париже в очередном, на сей раз эмигрантском, спецхране.
Comments 
8th-Nov-2012 07:40 am (UTC)
"Я привезла их в Прагу. Оттуда позвонила в Париж нашему русскому другу, он прислал французского студента, который взял чемодан и беспрепятственно провез его в Париж".
Как я понимаю, до сих пор неизвестно кто такие "русский друг" и "студент". Но Вы убеждены, что сам факт передачи рукописей был. Подтверждается ли это еще как-нибудь, кроме рассказа самой Каневской?
8th-Nov-2012 01:47 pm (UTC)
мне неизвестно, кто такие "русский друг" и "студент". я убежден, что сам факт передачи рукописей был. рукописи были посланы почти одновременно во французское (Летр-Нувель) и русское (ИМКА-Пресс) издательства. если Каневская пишет, что они беспрепятственно дошли до Парижа, значит, Хенкины получили подтверждение из Парижа от этого "неизвестного друга". произошло это где-то в июле, а в августе Хенкины были высланы из Праги в СССР, и связаться с Парижем из Москвы было, наверное, весьма затруднительно. поэтому о дальнейшей судьбе рукописей она может только гадать. факт передачи рукописей Каневской не подтверждается ничем, кроме ее рассказа - никого это не интересовало, более того, никому в эмиграции, да и в постсоветской России, где Никита Струве почитаем и уважаем, этой скандальной темы поднимать не хотелось, не хочется и сейчас.
8th-Nov-2012 02:12 pm (UTC)
"В 1968 году чехи отменили цензуру и таможенные досмотры..."
В СССР цензура и таможенный досмотр существовали.
8th-Nov-2012 04:02 pm (UTC)
в СССР цензура и таможенный досмотр еще как существовали. но журнал Проблемы мира и социализма был международным, базировался в Праге, стране соцлагеря, а Кирилл Хенкин (про Каневскую не знаю) работал во французской редакции этого журнала. советские сотрудники журнала были своего рода советской резидентурой за рубежом, какие правила таможенного досмотра распространялись на багаж, адресованный этим сотрудникам и журналу, я не знаю. наверняка, таможня в таких случаях руководствовалась каким-то особыми инструкциями. кроме того, Каневская не рассказывает подробностей. может быть, чемодан был отправлен через чехословацкое посольство - дипломатическая почта не досматривается. я просто не знаю. в сущности, багаж из СССР в социалистическую страну, адресованный своему агенту, а, может быть, и перевозимый своим агентом, запросто может и не досматриваться - у Хенкина со времен Франции были тесные связи с НКВД (потом КГБ), его имя могло быть в списке не подлежащих досмотру. все это, разумеется, мои домыслы.
8th-Nov-2012 04:46 pm (UTC)
У Хенкина могло быть много возможностей, но тогда Каневской было бы все равно, отменили чехи цензуру или не отменили.
Выехав из СССР, они прожили четверть века в эмиграции, но "русский друг" и "студент" так и остались инкогнито. Хенкин, рассказывая "в подробностях", тоже о фамилиях умолчал?
8th-Nov-2012 05:55 pm (UTC)
собеседник Хенкина не запомнил подробностей. помнит, что рассказ был подробный и красочный. да, остались инкогнито. а кому это интересно. в Париже шаламовед Мирей Берютти живет, она интересовалась?

видимо, здесь стечение благоприятных обстоятельств. из СССР можно вывезти, а чехи отменили таможенный досмотр - кто-то сел в поезд в Париже, приехал и без проблем увез. у Хенкиных же много своих дел было, Шаламов - лишь эпизод.

8th-Nov-2012 04:16 pm (UTC)
кстати, если это можно считать "подтверждением" рассказа Каневской. Кирилл Хенкин - уже в эмиграции, в Германии, после смерти Каневской - рассказывал эту истории, т.е. историю передачи рукописей Шаламова во Францию, в подробностях одному почтенному господину, имя которого я назвать не могу, потому что не спросил и не получил на это разрешения.
This page was loaded Sep 16th 2019, 11:19 pm GMT.