March 1st, 2019

Юрий Розанов. "Варлам Шаламов и Левый фронт искусств"

Статья опубликована в журнале "Вестник Череповецкого государственного университета", 2018, №1. Электронная версия - на сайте КиберЛенинка.

*


Варлам Шаламов и Левый фронт искусств

В статье рассматриваются и комментируются два эпизода из мемуарной книги В.Т. Шаламова «Двадцатые годы», посвященные встречам начинающего писателя с руководителями и теоретиками группы ЛЕФ - С.М. Третьяковым и О.М. Бриком. Эти сцены описаны с помощью популярного в литературе 1920-х годов приема остранения, когда автобиографический герой как бы не понимает внутреннюю суть эпизода, описывая лишь его внешние проявления и признаки. В работе делаются предположения о причинах использования Шаламовым подобной поэтики.

Введение

В мемуарах «Двадцатые годы», созданных в начале 1960-х годов, В.Т. Шаламов описывает свою жизнь в послереволюционной Москве. Юный провинциал, решивший стать писателем, странствует по литературным местам столицы, посещает разнообразные литобъединения, кружки, поэтические вечера, диспуты... Он, подобно мифологическому персонажу, ищет истину, которая для него в данный момент заключается в поиске места, «где живет поэзия» [10, с. 54]. Отметим одну особенностей этих исканий - отсутствие РАППа - Российской ассоциации пролетарских писателей, наиболее могущественной на тот момент литературной структуры. Шаламову, который скрывал в Москве свое «поповское происхождение», прикрывая его коротким рабочим стажем на кожевенном заводе, логичнее было бы пробиваться в литературу «от станка», через рапповские студии и филиалы. Напомним, что после разгрома Пролеткульта, именно РАПП прибрала к рукам все его многочисленные учебные подразделения. По такому пути пошел, например, Михаил Шолохов в сходной ситуации. Шаламов уже тогда понял, что РАПП имеет отношение к политике больше, чем к литературе. «Рапповцы привешивали литературным противникам ярлыки по типу “чем вы занимались до семнадцатого года”», - запишет он позднее [10, с. 33].
Collapse )

Ольга Постникова о вечере памяти Мандельштама на мехмате МГУ, 1965

Воспоминания Ольги Постниковой "Портрет в смешанной технике" опубликованы в книге "Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались», Том II (часть 1), М.: ЛитГОСТ, 2019". Ниже отрывок. Электронная версия - на сайте литературно-художественного журнала "Гостиная".


"Помню вечер в МГУ на Ленинских горах в 65-м, посвящённый памяти Мандельштама и организованный студентами математического факультета. Нас повёл туда Панченко. Меня поразили тогда скоростные лифты. Народу в кабину набилось так много, что я боялась: лифт сорвётся. Аудитория была переполнена, мест не хватало, и мы — Илья, Аркадий, Нина — сидели на подоконнике на верхотуре амфитеатра. Вёл вечер Эренбург, выступали Николай Чуковский, Арсений Тарковский, из речи которого особенно запомнилась одна удивившая меня фраза. Цитируя «Мне на плечи кидается век-волкодав, / Но не волк я по крови своей...», Тарковский сказал, что, мол, век этот давит именно волков. Заявление такое меня взбесило.
Литературовед Степанов — белый, седой — говорил очень долго и, как мне казалось, слишком спокойно.
Дима Борисов, худой, стройный молодой человек, стараниями которого и был разрешён этот вечер в университете, читал стихи Осипа Эмильевича — очень хорошо, проникновенным голосом.
Когда объявили, что среди нас находится жена поэта, началась овация. Надежда Яковлевна встала и постояла полминуты под аплодисменты, но не выступала. За весь вечер не было высказано впрямую ни одной нелояльной фразы. Меня всё это возмущало, мне казалось, что должно было произнести обвинения.
Collapse )