March 4th, 2019

Шаламовский проект Михаила Рыклина

У философа Михаила Рыклина довольно много работ о Шаламове: "Жить за пределами жизни", "Проклятый орден. Шаламов, Солженицын и блатные", "Лагерь и война. История побежденных от Варлама Шаламова" и другие. Его новый проект тоже связан Шаламовым и пограничным состоянием узника концентрационного лагеря, порождающим "новую прозу".
В скобках. Вообще-то, я не знаю мнения Шаламова о Набокове, кажется, его и не было.
Из ноябрьского, 2017, интервью "Воплощение революционных идеалов не меняет природу этого мира", опубликованного на сайте "Горький".


" - Закончена большая работа, и закономерный вопрос — каким проектом вы планируете заняться дальше?
- Один из моих проектов связан с автором «Колымских рассказов» Варламом Шаламовым, с его попыткой создать «новую прозу». Есть много талантливых мемуаров и о нацистских лагерях — Примо Леви, Имре Кертес. Шаламов хотел из этого сделать литературу, особый жанр, и вся остальная литература (Пруст, Кафка, Джойс, Набоков) оценивалась им с точки зрения этого (нового, запредельного, трансгрессивного) опыта.
Он ухватил очень важную вещь. Он научился писать из состояния, в котором пребывали люди в лагере. Поначалу это — ожесточенность, а потом то, что он называл «великим безразличием», когда человек уже одной ногой стоит за пределами жизни, и смерть его нисколько не пугает. «Мы планировали жизнь на день вперед, дальше не заглядывали». В Освенциме синонимом понятия «никогда», у зэков было специальное выражение: «morgen früh» (завтра утром). Там люди тоже жили в очень коротком времени. Как научиться писать из этого опыта? Когда Шаламов возвратился в Москву и стал писать, он обнаружил: то, прежнее, состояние не исчезло. Он понял, что может писать из него, то есть не просто от своего имени собственного, а из этого состояния.
Таков в общих чертах мой новый проект".