March 30th, 2019

Игорь Голомшток - Михаилу Геллеру о книге "Колымские рассказы", весна 1978

Письма (из Лондона в Париж) искусствоведа Игоря Голомштока Михаилу Геллеру, составителю первого сборника "Колымских рассказов" на русском.
В нашем с Михаилом Михеевым разговоре с Игорем Наумовичем посредством электронной переписки в октябре 2013 года Голомшток не помнит пяти томов прозы самиздатского собрания сочинений Шаламова, он говорит о какой-то конторской папочке (или трех) плюс очерк "Сучья война", правда, оговаривая: "старческая память - сами понимаете". Совершенно очевидно, что память, и правда, его подводит - в письме от 1 мая 1978 года он пишет в точности о пятитомнике, с которым знаком и циклы которого соответствуют каноническим (поскольку они и стали каноном). Машинопись этих еще не до конца устоявшихся циклов и передали в Париж Кирилл и Ирина Хенкины в 1968 году. Дальшейшая их судьба до сих пор неизвестна, хотя вот, начинают всплывать Никита Струве и YMCA-Press. Возможно, впрочем, что как раз этим списком и располагал Геллер, его нетрудно будет узнать по следам авторской правки.
Любопытная деталь, присущая рукописи, на которой основывался лондонский том. Как известно, цикл "Колымские рассказы" называется в книге "Первая смерть". Уверен, что это не произвол составителя. В оглавлении самиздатского сборника из циклов "Колымские рассказы" и неполного будущего "Левого берега", который эскпонировался в 2013 году на выставке «Тогда, в шестидесятые…», рассказ "Первая смерть" в оглавлении не пронумерован, хотя в нумерацию входит, и сдвинут внутрь столбца заголовков двумя пробелами. Возможно, на этапе, когда выяснилось, что циклов несколько, Шаламова смущало, что одно и то же название будет принадлежать и одному из сборников (циклов, книг), и всей их совокупности, и он пробовал варианты. В рукописи, с которой работал Геллер, с рассказом "Первая смерть" тоже что-то не так - что и дало ему основание назвать этим именем первый цикл.
Collapse )