March 31st, 2019

Сергей Шиндин. Меморандум: словарное значение у Шаламова

Статья Шиндина посвящена Мандельштаму, но слову "меморандум" у Шаламова отведено столько места, что само просится в Словарь Семантических Полей Языка Шаламова. Опубликовано в почтенном Новом журнале, №283, 2016. Электронная версия - на сайте издания.

___________


Удивительным образом окруженное таким ярким историко-литературным ореолом слово «меморандум» проявит свои исключительные способности к генерированию новых смыслов значительно позднее – на этот раз в мемуарной в своей основе художественной прозе Варлама Шаламова. Если исходить из тех лексико-семантических данных, которые можно получить на материале сравнительного анализа шаламовских текстов, основное значение термина «меморандум» в Советском Союзе в 1930-е годы относится к его бытованию в правоохранительной системе. Под ним фигурировала характеристика политического заключенного по итогам следствия и суда и указания руководству мест заключения об условиях его содержания; одновременно так же назывались документы, составляемые непосредственно лагерным начальством. В автобиографическом «антиромане» «Вишера» (в котором начало описываемых событий относится еще к 1929 году) Шаламов передает указания старшего офицера НКВД молодому следователю следующим образом: «Так и напишите в протоколе и вынесите в меморандум: ‘Печатал и распространял фальшивку, известную под названием ‘Завещание Ленина’», – и там же (конец 1930 года) приводится другой пример: «Я обратил давно внимание, что следственные работники всегда стараются исказить истину, утяжелить вовсе невыполняемый закон о сомнении в пользу подсудимого. В меморандуме Блюменфельда тоже возник этот литературный экзерсис: Блюменфельд Марк Абрамович по кличке Макс».
Collapse )