April 2nd, 2019

Ирина Макевнина. Лексемы "настроение" в аспекте импрессионистичности в поэзии Шаламова

Доклад напечатан в сборнике "Наука сегодня: вызовы и решения: материалы международной научно-практической конференции, г. Вологда, 31 января 2018 г.: в 2 частях. Часть 2", Вологда: ООО «Маркер», 2018. Электронная версия - на сайте Научного центра «Диспут».

__________


Функционирование лексем семантического ряда «настроение» в аспекте импрессионистичности в поэтических полотнах Шаламова

В докладе анализируются лексемы семантического ряда «настроение» в аспекте импрессионистичности в поэтических полотнах Шаламова. Внимание автора акцентируется на особой синтаксической и пунктуационной организации стихотворного текста, формирующей эмоциональную тональность стихотворного текста.

Настроение является магистральным принципом в системе формирования импресионистичности поэтических текстов Шаламова, способствуя при этом выдвижению данного ключевого понятия на передний план выражения.
В структуре шаламовских поэтических текстов лексемы семантического ряда «настроение»: «сумрачны и молчаливы», «тревожит», «бедных чувств ограниченье», «молча улыбнемся», «глядим восторженно и слепо», «падаешь грустя» и ряд других - выражают определенную эмоциональную атмосферу, как было в стилистической системе импрессионизма. Заметим, что настроение в художественном тексте - это не только отражение состояния, эмоциональных переживаний лирического героя, но и выражение особой «психологической атмосферы».
Так, стихотворение «Наше счастье, как зимняя радуга» складывается из нескольких «эмоциональных мазков»: Наше счастье, как зимняя радуга / После тяжести туч снеговых, / Прояснившимся небом обрадует Тех, / кто смеет остаться в живых. [2: 3,с. 25].
Здесь угадывается «градация настроения» и рождается общий приподнятый, несколько меланхоличный настрой. Из «маленьких» осколков настроений выстраивается общая мажорная стихотворная тональность. Выражение настроения происходит через употребление лексики с семантикой «эмоциональное состояние»: «счастье», «обрадует», «смеет остаться в живых».
Collapse )

Ирина Макевнина. Кольцевые структуры в поэзии Варлама Шаламова

Опубликовано в сборнике "Материалы Международной (заочной) научно-практической конференции "Наука и образование: проблемы и перспективы / Vydavatel «Osvícení»", Нефтекамск: Научно-издательский центр «Мир науки», Vydavatel «Osvícení», 2018. Электронная версия - на сайте НИЦ "Мир Науки".

_________


Композиционно-семантическое функционирование разноуровневых кольцевых структур в поэзии Варлама Шаламова

В статье анализируются различные кольцевые структуры, функционирующие в поэзии Шаламова. Детально рассматривается идентичные кольцевые структуры, частично видоизмененные кольцевые модели, тождественные и нетождественные кольцевые структуры, восходящие к русской лирике второй половины XIX - начала ХХ в.в.

Обращение Шаламова к различным, порой видоизмененным видам кольцевой композиции можно рассматривать как продолжение традиции русской лирики второй половины XIX - начала XX в.в. В поэзии А. Фета, Вл. Соловьева, А. Блока, К. Бальмонта, Ф. Сологуба и др. композиционное кольцо - распространенное явление. Исторически происхождение кольцевой структуры следует искать в романсе; «и это композиционное влияние романса как бы заменяет в русской лирике песенного типа отсутствие влияния со стороны народной песни», - писал В. М. Жирмунский [1].
Употребление идентичной кольцевой структуры как приема внешней композиции выстраивает стихотворение Шаламова «Я думаю все время об одном...».
Первые две строки преподносят свершившийся факт - гибель тополя. При этом со второго двустишия активно включается «динамика воспоминаний»; нарастающее трагическое звучание активно подкрепляется анафорическим построением: Я слышал хриплый рев грузовика / Ему мешала дерева рука. / Я слышал крики сучьев, шорох трав, / Еще не зная, кто не прав, кто прав [2].
Далее - по пути к возвращающейся строфе - нарастающее движение достигает кульминационного напряжения, после чего «зеркальная» строфа приобретает горький налет неизбежности, бесповоротности случившегося. В данном случае представляет интерес мелодическое построение текста, органично спаянное с композиционным кольцом и анафорическим повторам. Видимое мелодическое повышение во второй и третьей строфах образуют одновременно восходящую часть и последующее спадение мелодии в 4 и 5 строфах.
Collapse )