May 15th, 2019

Олег Аронсон. "Неизвестный солдат" Варлама Шаламова

Из книги искусствоведа и философа Олега Аронсона "Силы ложного. Опыты неполитической демократии", М.: Фаланстер, 2017, постскриптум к главе "Товарищество земли (логика стихий Осипа Мандельштама)". Электронная версия - на сайте Academia.edu.
Речь идет о стихах Шаламова, записанных Александром Морозовым и опубликованных за границей в журнале "Вестник РХД", №1 (133) в 1981 году.


P.S. Демократия мертвых

Для нас сегодня словосочетание «неизвестный солдат» звучит крайне обыденно. Мы прекрасно знаем памятники и мемориалы, разбросанные по всей по всей Европе, посвященные неизвестному солдату. Многократное употребление этого словосочетания привело к тому, что нам кажется, будто за этими двумя словами стоит вполне конкретный смысл. Однако стихи Мандельштама предостерегают нас от того, чтобы огласить его еще раз, неизбежно затронув их историко-политический контекст. Заметим лишь, что сама попытка осмыслить то, что стоит за простыми словами «неизвестный солдат», натыкается на некоторый парадокс: мы прекрасно знаем о том, что множество людей погибло, что огромное количество останков не идентифицированы до сих пор, что многие пропали без вести, а количество погибших превышает нашу способность именовать. Этот парадоксальный избыток смерти, заключенный в самой фигуре неизвестного солдата, заставляет нас говорить о ней как об анонимном множестве. Мы знаем неизвестного солдата только как множество. Мы не знаем никакого другого неизвестного солдата. Это имя множества жертв. Он абстрактен в своей единичности и конкретен в множественности и анонимности. Потому осмысление фигуры неизвестного солдата — некоторый предел (один из пределов) мысли о войне вообще. Говорить о войне сегодня — значит в том числе осмыслять, что такое неизвестный солдат — невидимая жертва войны, количественно превосходящая все прочие жертвы. Эта фигура отмечает собой границу времен, которая прошлась по границе различных типов войн. Война, в которой появляется неизвестный солдат, совсем другая, нежели те, в которых его не существовало. А ведь было такое время, и его можно исторически условно обозначить началом XIX века. Тогда возникает этот образ, и появление его связано с тем, что война перестает быть регулярной войной армий, а становится войной народов. Первые монументы в честь неизвестного солдата в Европе датируются серединой XIX века. В XX веке, после Первой мировой войны, они становятся уже почти клишированным образом жертв войны, причем жертв героических. Kак говорить о неизвестном солдате? Язык политики здесь невозможен, потому что сама фигура неизвестного солдата есть в определенной мере преодоление привычного соединения войны и политики. Это некоторая избыточность жертвы, которая не учитывается экономикой войны.
Collapse )

Выставка в Омске, посвященная Андрею Пантюхову

Андрей Пантюхов - врач, спасший Шаламова на Колыме. История хорошо известна. Сегодня в Омске открывается посвященнаяя ему выставка, в которой примет участие сын Андрея Максимовича. На выставке кроме прочего представлены письма и открытки Шаламова Пантюхову.





Подробный рассказ о выставке ее куратора Юлии Кантор в интервью на Радио Эхо Москвы, 19 мая, аудиозапись.


15 мая в Центре изучения истории Гражданской войны (г. Омск, ул. Иртышская набережная, 9) Исторический архив Омской области представляет уникальный историко-документальный выставочный проект «Спасти Человека». Эта экспозиция, в который литература тесно переплетается с историей, посвящена жизни и судьбе врача, выпускника Омского медицинского института, Андрея Максимовича Пантюхова (1912–1983) – человека, которого знаменитый писатель Варлам Тихонович Шаламов считал своим другом и спасителем. Доктор Пантюхов, 22-летним выпускником вуза попавший в жернова репрессий в 1934 году и проведший в лагерях и ссылке почти два десятка лет, стал прототипом главного героя в нескольких «Колымских рассказах» Шаламова. Именно благодаря Пантюхову, умиравший на Колыме от истощения и непосильного труда «зэк–доходяга», впоследствии ставший «летописцем ГУЛАГа», Шаламов выжил и даже получил профессию фельдшера.
Выставка сквозь призму более 50–ти ранее неизвестных впервые экспонируемых документов дает возможность узнать подробности биографии А.М. Пантюхова, начиная со студенческих лет. Из его семейного архива представлены тексты В.Т. Шаламова, адресованные герою выставки, фотографии А.М. Пантюхова разных лет, автобиография, диплом врача, справки о реабилитации и др. Также экспонируются личные вещи и книги из библиотеки А.М. Пантюхова, дающие представление о круге его интересов.

Collapse )