September 18th, 2019

Внутренние рецензии Шаламова - I

Опубликовано в журнале Новый мир, № 7 (1131), 2019 г. Электронная версия - на сайте Eesti Teadusinfosüsteem (Эстонская исследовательская информационная система).

Рецензии В. Шаламова на произведения самодеятельных авторов, поступившие в редакцию журнала «Новый мир» в 1959-1964 годах


РГАЛИ, ф. 1702, оп. 8, ед. хр. 744, л. 24 — 27.
И. КОСТЫРЯ26 «Поселок счастливых людей». Записки — 96 стр. 1962 г.

«Записки молодого врача. Поселок счастливых людей» напоминает известные «Записки врача» Вересаева. [1] Написанные в том же «литературном плане» записки рассказывают о первых шагах молодого участкового врача, его успехах и неудачах, огорчениях и радостях.
Записки состоят из пяти частей — циклов коротких рассказов, объединенных одной темой: 1) Знакомство с жизнью. 2) Человека надо уважать. 3) Родители. 4) Бог убивает детей. 5) Коллективное счастье.
Эти циклы неравноценны. Первые три части обладают искренностью, теплотой, достоверностью, писательским глазом, сочувственной иронией. И хотя заключения автора не новы — все эти три цикла не литературные перепевы, не подражания, а попытка размышлять над живой жизнью. Привлекателен образ и самого рассказчика — честного, трудолюбивого молодого врача.
При всех шероховатостях языка, при всех недостатках (я укажу на некоторые) первые части «Записок» читаются с интересом.
Неудачен заголовок «Записок». Он не оправдан текстом. Может быть, просто «Записки молодого врача»?
Неудачно начало, запев — первый абзац. Он манерен, претенциозен. В дальнейшем по тексту встречаются (и неоднократно) оплошности подобного же рода. «Записки» лучше бы начать прямо со второго абзаца.
Неудачна фигура Павла Митрофановича, молодого участкового милиционера. Этот герой, по-видимому, понадобился автору для противопоставления рассказчику — в поведении, в понимании людей. Эта фигура не додумана. Она как бы повисла в воздухе. Одно из двух: либо противопоставление надо довести до конца, либо свести роль Павла Митрофановича к эпизоду.
Зачем сцена «На крутых поворотах» (стр. 25)? Что характеризует? Какую новую мысль приводит она в рассказ?
Хотелось бы большего вкуса, большей требовательности. Студенческие остроты насчет брака (стр. 11) и банальны, и беспомощны, если не сказать большего. Или «повестка кучеру в парикмахерскую»? (стр. 21)
Конечно, такие выражения и остроты существуют в жизни. Но ведь писатель должен ВЫБИРАТЬ, а не тащить на страницы все, что услышит и увидит.
Collapse )

Внутренние рецензии Шаламова - II

Опубликовано в журнале Новый мир, № 7 (1131), 2019 г. Электронная версия - на сайте Eesti Teadusinfosüsteem (Эстонская исследовательская информационная система).

Рецензии В. Шаламова на произведения самодеятельных авторов, поступившие в редакцию журнала «Новый мир» в 1959-1964 годах


РГАЛИ, ф. 1708, оп. 8, ед. хр. 744, л. 73.
В. ВОЛКОВ35 «Фистула деда Ефима». Рассказ 9 стр. 1962 г.

Сюжет рассказа «Фистула деда Ефима» [1] таков. В деревне живет колхозный кладовщик дед Ефим, вместе с женой Прасковьей. Прасковья — самогонщица. Дед Ефим не дурак выпить и, когда напьется, поет песни фистулой, знакомой всей деревне. Однажды Прасковье приходится прервать варку самогона — в деревню приехал милиционер вместе с агентом уголовного розыска. Гости ищут Ефима. Испуганная Прасковья выливает бурду скоту, а неполную бутыль с готовым самогоном прячет в снег. [2] Выясняется, что начальство приехало по другому делу. Огорченные супруги допивают самогон. Пьяные коровы, свиньи, куры бушуют в сарае. Дед Ефим поет фистулой.
Рассказ производит впечатление надуманности, искусственности. Описание пьяных животных сделано явно «заглазно». «Корова совершала вращательно-колебательные движения, при которых передние ноги перемещались в сторону, противоположную задним» — и т. д. Изображение приключений деда Ефима и его собаки заставляет вспомнить приключения деда Щукаря [3].
Приметы времени отсутствуют в рассказе. Мы узнаем, например, что Прасковья — присяжная плакальщица на похоронах, что это ее профессия [4].
Рассказ со всеми его событиями, разговорами, действиями героев мог быть написан и пятьдесят, и сто лет назад.
Характеров в этом рассказе нет. Анекдот, лежащий в основе «Фистулы», составляет как бы главное его содержание.
Автор не лишен литературных способностей. Сцена, где Прасковья прячет наскоро бурду, написана живо. Но в целом рассказ неглубок, незначителен по теме.
Collapse )