September 22nd, 2019

Андрей Дреер, Ольга Скубач. Гетеротопия лагерного Севера в "Колымских рассказах"

Статья опубликована в журнале Филология и человек, № 3, 2019, Алтайский государственный университет, Барнаул. Электронная версия - на сайте журнала.
Густав Герлинг-Грудзинский так и назвал советские лагеря: "иной мир", - еще до всяких Фуко.

__________


Гетеротопия лагерного Севера в «Колымских рассказах» В. Шаламова

В статье цикл В. Шаламова «Колымские рассказы» рассматривается с помощью учения М. Фуко о гетеротопиях. Понятие «гетеротопия» (буквально – «другое место»), по мысли французского философа определяющее специфические пространства, в которых заметно смещаются или трансформируются в первую очередь социальные нормы и практики, как нельзя лучше характеризует лагерное колымское пространство в рассказах Шаламова. В текстах писателя вся советская пенитенциарная система 1920-1950-х годов представлена как иерархия «иных» мест, завершает которую исправительно-трудовой лагерь, являющийся кульминацией советского пенитенциария. Все типы «внелагерного» пространства (в том числе и пространство «большой земли») при этом оказываются соотнесены с топосом ГУЛАГа; их значения определяются через место в этой репрессивной иерархии. Особую функцию в мире «Колымских рассказов» играет мотив «бесконвойности»; именно он, по мнению писателя, очерчивает предельные границы свободы советского человека, способного, в лучшем случае, оказаться на границе пенитенциарной системы, но никогда – за ее пределами.
Понятие «гетеротопия» (буквально с греч. - «иное место») появилось в социальной антропологии в 1967 году благодаря лекции Мишеля Фуко «Другие пространства», прочитанной им на конгрессе французских архитекторов. Позаимствовав термин в медицинской морфологии, французский философ наделил его новым значением. По Фуко, гетеротопиями являются реально существующие (в отличие от утопий) пространства, действительные топосы, отличные от типичного пространства социума и культуры, в которых они существуют - специфические локусы, «которые вносят разрывы в видимую бесшовность, непрерывность и нормальность повседневности» [Харламов, 2010, с. 189]. Сам Фуко определил гетеротопии как места, в которых «все остальные реальные местоположения, какие можно найти в рамках культуры, сразу и представляются, и оспариваются, и переворачиваются» [Фуко, 2006, с. 169], и отнес к ним, в числе прочего, кладбища, больницы, музеи, зеркала, корабли, колонии, библиотеки, церкви и тюрьмы.
Collapse )