November 15th, 2019

Т. Бузанова, Л. Владимирова. "Стукач" и "доносчик" в литературе о лагерях (начало)

Статья опубликована в журнале Ученые записки Казанского университета, т. 160, кн. 5, 2018. Электронная версия - на сайте Киберленинка.
От себя замечу, что на материале Прилепа Залупина можно рассматривать тему стукачества только применительно к современной России, невротически экстраполирующей сегодняшний опыт на непроработанное былинное прошлое.

__________


Конкуренция лексем «стукач» и «доносчик» в русском языке

В статье рассматривается история конкуренции имен стукач и доносчик в русском языке. Определено время появления субстантива стукач, его проникновения из лагерного жаргона в разговорный язык и начала конкуренции со словом доносчик. На основе анализа существующих исследований, касающихся темы стукачества/доносительства, показана важность заполнения исследовательской лакуны, связанной с отсутствием лингвистических работ по изучению субстантива стукач. На материале разнообразных словарей и справочников приведены факты, демонстрирующие общее и специфическое в истории этих лексем, доказана необходимость корректирования стилистической отнесенности лексемы стукач в современном русском языке. На материале «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова и романа «Обитель» З. Прилепина исследована психология доносительства, определены причины тотальности стукачества в ГУЛАГе, прослежено функционирование указанных лексем в художественном тексте, приведен статистический материал, демонстрирующий частотность употребления номинаций стукач, доносчик и однокорневых с ними образований в указанных произведениях.

Collapse )

Т. Бузанова, Л. Владимирова. "Стукач" и "доносчик" в литературе о лагерях (окончание)

(начало здесь)

Тема стукачества/доносительства - одна из ключевых в «Колымских рассказах» В.Т. Шаламова, пронизывающая всю его лагерную прозу. Писатель мучительно пытается проникнуть в психологию этого массового явления, и ему это «блистательно» удается - «описать психологию человеческих действий в условиях длительных и безнадежных лишений» [8].
«Я много размышлял о великом лагерном чуде - чуде стукачества, чуде доноса. Когда Киселёву донесли? Значит, стукач не спал ночь, чтобы добежать до вахты или до квартиры начальника? Измученный работой днем, правоверный стукач крал у себя отдых ночной, мучился, страдал и "доказывал". Кто же? Нас было четверо при этом разговоре. Сам я - не доносил, это я твердо знал. Есть такие положения в жизни, когда человек и сам не знает, донес он или нет на товарищей. Например, бесконечные покаянные заявления всяких партийных уклонистов. Доносы это или не доносы? Я уж не говорю о беспамятстве показаний с применением горящей паяльной лампы. И так бывало» (В. Ш., с. 410)3.
В.Т. Шаламов предполагал, что 90% узников ГУЛАГа (хотя понятно, что никто официальной статистики не вел) становилось стукачами, нередко добровольными, иногда вынужденными. Такова была норма, жизненная реальность лагерного существования [8].
Сведения о тотальности доносительства в лагере можно обнаружить и в романе З. Прилепина «Обитель»:
«Здесь многие в первые же три месяца опускаются - либо становятся фитилями, либо идут в стукачи, либо попадают в услужение к блатным, и я даже не знаю, что хуже» (З. П., с. 41).
«К катеру этому доступ имеют только четыре человека. Меня Федор вписал давно еще в список. И эти олухи не заметили. Я нарочно катер не трогала, чтоб никто внимания не обратил на то, что я на нем могу ходить куда захочу. Тут же все доносы пишут друг на друга - сразу бы написали.» (З. П., с. 596-597).
В долгих поисках ответа на вопрос, почему это происходило почти поголовно, В.Т. Шаламов приходит к пониманию, что разгадка кроется в особенностях национального русского характера: «Ильф и Петров в "Одноэтажной Америке" полушутя-полусерьезно указывают на непреодолимое желание жаловаться - как на национальную черту русского человека, как на нечто присущее русскому характеру. Эта национальная черта, исказившись в кривом зеркале лагерной жизни, находит выражение в доносе на товарища» (В. Ш., с. 544).
Collapse )