December 15th, 2019

Шаламов в сборнике "Другие писатели России. Избранное из литературы самиздата", Лондон, 1971

Я уже писал об этом сборнике. Сейчас на портале Internet Archive нашел его электронную версию - "Russia's other writers; selections from Samizdat literature", New York, Praeger, 1971. Ниже отрывок из вводного слова Майкла Скэммелла (у которого, говорят, хранится рукопись "Колымских рассказов", переданная Шаламовым в русское парижское издательство YMCA-Press через супругов Хенкиных) и биографическая справка, помещенная в сборнике.
Насколько мне известно, Скэммелл приезжал в СССР в 1970 году и теоретически мог получить от Шаламова рукопись "Колымских рассказов", но, зная обстоятельства, в это трудно поверить.


"... лагерные драмы Шаламова разыгрываются на фоне отчаянья.
По существу, Шаламов действует в мире почти безысходном, ибо предмет его прозы - бесчеловечные по жестокости сталинские лагеря принудительного труда (те же самые лагеря фигурируют в истории Ивана Денисовича), где человеческая жизнь стоит так мало, что в качестве ответа неадекватно даже отчаянье. Сам Шаламов большую часть жизни провел в этих лагерях, в основном в печально известных лагерях Колымы, а затем, где-то в пятидесятых, как и Солженицын, был реабилитирован и вернулся в Москву. С тех пор его карьера была типичной для той атмосферы нереальности, какая во многом пропитывает советский литературный мир. Официально он известен как второстепенный поэт, на счету которого три тонких книжки и случайные публикации в подцензурных изданиях, вместе с тем в узких кругах и среди читателей самиздата он что-то вроде литературного льва - но как автор прозы, которая остается ненапечатанной. Его самый известный труд - обширный цикл рассказов о лагерях, "Колымские рассказы", два из которых представлены в этом сборнике.
Как и Солженицын, Шаламов понял, что для передачи ужаса, чего-то невыразимого, совершенно необходимо использовать минимальные средства. Его рассказы настолько сжаты, плотно организованы и подконтрольны замыслу, что порой трудно распознать этот замысел с первой попытки. Два представленных здесь рассказа, "Почерк" и "Калигула" - отличные примеры его лапидарного стиля.
Collapse )