August 6th, 2020

Леслава Кореновская. Образ леса в прозе Шаламова

Фрагмент, посвященный образу леса в прозе Шаламова, из книги Леславы Кореновской "Образы леса в русской и украинской литературах второй половины XIX и XX веков. Опыт сопоставительного описания", - Uniwersytet Pedagogiczny im. Komisji Edukacji Narodowej w Krakowie, Краков, 2013. Электронная версия - на сайте Краковского педагогического университета.


В своих воспоминаниях о Шаламове И. Сиротинская пишет о том, что писатель ״не любил природы. Было какое-то глупое, рассудочное общение с ней”251. Попытаемся убедиться в верности или неверности этого суждения. В рассказе Татарский мулла и чистый воздух252 можно найти объяснение, почему свежий воздух на природе был ненавистен каторжникам. Арестанты, получившие срок, рвались из душных и жарких тюрем в лагерь, на ״чистый воздух”, как они говорили. Но хватало срока от двадцати до тридцати дней при многочасовом рабочем дне на ужасном морозе, чтобы их ошибочные иллюзии исчезли и заключенные вновь стали мечтать о городской следственной тюрьме, которая казалась им в сравнении с лагерной жизнью в тайге лучшим местом на земле. В своих воспоминаниях о последних годах жизни Шаламова Иван Исаев пишет, что однажды, когда писатель рассказывал о колымских приисках (добыча металла № 1 - золота - на пятидесятиградусном морозе при двенадцати-четырнадцатичасовом рабочем дне), одна дама из ״окололитературных кругов” заметила: ״Но ведь вы дышали свежим воздухом”. Шаламов резко ей ответил: ״Я этим вашим свежим воздухом сыт вот так... по горло”253. С другой стороны, не следует забывать, что Шаламов - интеллигент, не выросший среди красот природы и имевший отрицательное отношение ко всему, что было связано с крестьянской жизнью. Кроме того, пятнадцать лет каторги, проведённые в Магадане, вблизи тайги, не очень убедительно свидетельствуют о любви (или нелюбви) Шаламова к природе. Но всё же попытаемся разрешить эту проблему, исходя из утверждения Шаламова о том, что любить природу - это ״ощущать себя её частью, растворяться, чувствуя свою связь с небом и землей”254.
В Колымских рассказах можно выделить несколько повествований, в которых встречается упоминание о таёжной природе. Поэтичностью наполнен рассказ Воскрешение лиственницы (1966), в котором Шаламов восхищается колымским деревом как символом бессмертия и рождения новой жизни. Рассказ построен как авторские размышления об особенностях человеческого характера, переплетающиеся с лирическими вставками-описаниями лиственницы и её свойств, которые, в свою очередь, даны в сравнении с каторжной жизнью ссыльных на Колыме. Лаконичность и антитеза характерны для прозы Шаламова: лиственница - дерево Колымы, дерево концлагерей (273)255.
Collapse )