June 11th, 2021

Заброшенный поселок Туркмен

Небольшая видеоэкскурсия  по остаткам заброшенного поселка Туркмен уроженца поселка Василия Кузьмина.
В Туркмене ссыльный Шаламов жил в 1954-56 гг., работая снабженцем на местном предприятии по добыче торфа, там же начал писать "Колымские рассказы". Подробнее см. в разделе НАВИГАТОРА : ТУРКМЕН (101-й километр). Всю жизнь ютился по баракам и коммуналкам.




Collapse )

Маргарина Малинская. О поэзии Шаламова

Небольшое восторженное эссе, по-видимому, девяностых годов, о поэзии Шаламова Маргариты Викторовны Малинской, автора книг о Цветаевой "Гетто избранничеств...", М. : РГГУ, 2001, и Мандельштаме "Дрожжи мира дорогие...", М. : РГГУ, 2001. Приведено в книге Льва Гордона "«Золотая» Колыма: Герои не нашего времени", М. : Алетейя, 2010. К сожалению, у Гордона не указано, где оно было опубликовано.
Цитата из эссе Цветаевой "Искусство при свете совести".


"Моя лучшая награда — постигать шарады ада"

Цветаева и Шаламов не любили свой век. Но как истинные художники творили именно его, ибо то было их время. Кощунственно ставить вопрос: кто из них талантливее. Они — разные Поэты. Причиной «прихода к подлинной поэзии» Шаламов считает знакомство со стихами его великих современников, и в первую очередь, со стихами Бориса Пастернака, которые «очистили его зев», дали «свободное дыхание» его собственным строчкам. И все же главная причина видится в другом. Варлам Шаламов «истинный природный поэт», отторгнутый на десятилетия от своей среды и стихии, одновременно с колоссальными внутренними потерями и потрясениями, невольно вбирал в себя, сначала на подсознательном уровне, огромный внешний материал, пласт за пластом... «Страданием душа поэта зреет». И когда страшная его «нежизнь» стала обретать подобие человеческой, последовала столь ошеломительная творческая отдача. Будь то рассказы, эссе или стихи...

Стихи — это судьба, не ремесло,
И если кровь не выступит на строчках,
Душа не обнажится наголо,
То наблюдений, даже самых точных,
И самой небывалой новизны
Не хватит у любого виртуоза,
Чтоб вызвать в мире взрывы тишины
И к горлу подступающие слезы.

В  «Послесловии» я хочу сделать только одно — напечатать несколько стихотворений Варлама Шаламова. «Сказать об этих строках «гениальные» было бы кощунством, и судить их, как литературное произведение — просто малость — настолько это все за порогом этой великой (как земная любовь) малости искусства. Привела, что припомнила. Убеждена, что есть еще... А может быть, только такие стихи и есть стихи?» (Марина Цветаева)