laku_lok (laku_lok) wrote in ru_prichal_ada,
laku_lok
laku_lok
ru_prichal_ada

Category:

Ирина Макевнина. Антитезы в колымской лирике Варлама Шаламова

Опубликовано в сборнике "Материалы Международной (заочной) научно-практической конференции ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ (THEORETICAL AND PRACTICAL ASPECTS OF THE DEVELOPMENT OF SCIENCE AND EDUCATION) 21 декабря 2018 года, Минск, Беларусь, Нефтекамск: НИЦ «Мир науки», Выдавецтва «Навуковы свет», 2018. Электронная версия - на сайте НИЦ "Мир Науки".

_________


Лингвистические и стилистические функции антитез в колымской лирике Варлама Шаламова

В статье рассматриваются разные типы пересекающихся антитез. Анализируются антитезы, выступающая как способ создания хронотопа, а также антитезы, передающие двойственность мироздания. Автором статьи выявляется лирико-философская концепция колымского бытия, нашедшая преломление в антитетическом строе речи.

Единство    противоположностей как основа мира декларируется многими поэтами ХХ века. Весьма характерное для символистов разнородное объединение контрастных образов выплескивается в прямые рассуждения на тему «мир- противоречье». «Не миновать нам двойственной сей грани: Из смеха звонкого и глухих рыданий / Созвучие вселенной создано», - писал Вл. Соловьев [1].
Поэтика контраста пронизывает все творчество Шаламова; контраст становится важным способом художественного мировосприятия и значимым стилеобразующим средством.
Наиболее выразительным способом реализации контраста в поэтическом языке Шаламова является антитеза, воплощающая магистральные для автора оппозиции: добро и зло, свет-тьма, жизнь-смерть, тепло-холод, старость-юность, верх-низ и ряд других, менее значимых. «Антитетический» строй речи Шаламова неразрывным образом связан с мироощущением поэта, с утверждением трагической разделенности всего сущего на две полярные стихии.
В поэтических текстах Шаламова преломляются разные типы пересекающихся антитез. Мы рассмотрим основные антитезы, реализуемые разными художественными приемами, но несущие сходную семантическую наполняемость.
Антитеза, выступающая как способ создания хронотопа, выражает существенные для мировосприятия Шаламова оппозиции «динамика-статика», «живое, деятельное начало - безжизненность, пассивность» и представлена разнообразными структурами: противопоставление реализуется в составе нескольких поэтических строк, строфы, двух строф, на уровне всего текста.
Отношение поэта к концепту «время» неоднозначно. Например, в стихотворении «Не удержал усилием пера» [2]. Шаламов с помощью антитезы создает особую реальность, которая опирается на прошлое и получает воплощение в будущем. Прошлое и настоящее представляют собой определенный этап созидания грядущего бытия. Антитеза, выражающая временной контраст, может организовывать весь поэтический контекст. В создании текстообразующих антитез играет немаловажную роль концепт «движение». Движение во времени и пространстве как движение души присутствует почти во всех стихотворных произведениях Шаламова. Наличие динамики - от внешних ее проявлений до подвижности духа, эмоций - является приметой подлинного бытия.
Лирический герой Шаламова стремится к духовному и физическому изменению, к внутренней динамике, являющейся условием миросозерцания: В пути на горную вершину, / В пути почти на небеса / Вертятся вслед автомашине / Ив облака плывут леса. / И через горные пороги, / Вводя нас молча в дом земной, /Ландшафты грозные дорога /Передвигает предо мной [2].
Лейтмотивные, концептоопределяющие противопоставления «движение волнение, динамика в прошлом - статика, равнодушие в настоящем» становятся способом организации всего контекста в стихотворении «Фортинбрас»: Он не будет звать актеров, / Чтоб решать загадку ту, / То волнение, в котором / Скрыла жизнь свою тщету. / Больше нет ни планов адских, / Ни высоких скорбных дум. / Все спокойно в царстве Датском, / Равнодушен моря шум [2].
Способ шаламовской антитезации стиха можно сопоставить с антиномической заданностью в ряде стихотворений Н. Гумилева - поэта, почитаемого Шаламовым: Слишком долго мы были затеряны в безднах, / Волны-звери, подняв свой мерцающий горб, / Нас крутили и били в объятьях железных /И бросали на скалы, где пряталась скорбь [3].
Здесь в основу стихотворной антитезы положено противопоставление, аналогичное шаламовскому: бурная, активная жизнь в прошлом констатирует со спокойным существованием в настоящем. Однако движение и покой получают у Гумилева непривычные противоположные коннотации: динамика губительна для героев, в то время как покой несет в себе животворящее светлое начало.
Возвращаясь к Шаламову, заметим, что мотивно-образные антитезы, выступающие как способ создания хронотопа и выражающие существенные для мировосприятия автора оппозиции «динамика-статика», «живое начало-безжизненность, пассивность», представлены разнообразными структурами (противопоставление реализуется в составе нескольких поэтических строк, строфы, двух строф, на уровне всего текста).
Так, антитеза, призванная подытожить грань временного - вечного, реализуется в пределах третьего четверостишия в стихотворение «Летом работаю, летом...»: Кажется бесконечным / День - много больше суток! / Временное - вечным, / И - никаких прибауток [2].
Шаламов применяет антитезу и для того, чтобы подчеркнуть контрастную природу всего сущего. Антитеза в стихотворении «Скоро мне при свете свечки» реализуется в поэтической строфе и используется при описании природы; свет и тень, интенсивность и полутона проецируют антитезную доминанту: Скоро мне при свете свечки / В полуденной тьме / Греть твои слова у печки, / Иней на письме [2].
Рассмотрим антитезу, передающую двойственность мироздания, на которой может быть построен весь поэтический контекст. В основе ее лежит противопоставлении зимы и лета, грома и затишья, света и тени, ночи и дня, чернотала и ольхи. В поэтическом контексте дан внутренний двойственный «ландшафт»; природная фундаментальная амбивалентность провоцирует амбивалентность внутреннюю: В годовом круговращенье, / В возвращенье зим и лет, / Скрыт секрет стихосложенья /Поэтический секрет [2].
Лирико-философская концепция бытия, обращение Шаламова к исконным проблемам добра и зла, жизни и смерти, старости - юности также нашли преломление в антитетическом строе речи: Не старость, нет - / все та же юность / Кидает лодку в валуны / И кружит в кружеве бурунов / На гребне выгнутой волны [2].
Анализируемые стихотворные антитезы реализуются в малых отрезках поэтического текста (в пределах одной строки) и основываются на языковых антонимах. При этом противопоставление приобретает философское звучание, вид сентенции.
Итак, антитеза становится одной из характерных стилистических фигур в поэтическом мире Шаламова, в основе которого лежат извечные мировые противостояния добра и зла, рационального и иррационального, движения и статики.

Литература и примечания:

[1] Соловьев В.Л. Стихотворения. Эстетика. Литературная критика. М.,1990. 574 с.
[2] Шаламов В.Т. Собр. соч. в 4 т. М., 1998 - Т. 3. 456 с.
[3] Гумилев Н. Собр. соч. в 2 т. М.,1991 - Т.2. С. 111.
[4] Макевнина И.А. Поэзия Варлама Шаламова: эстетика и поэтика: диссертация. Волгоград., 2006. - 257 с.
[5] Макевнина И.А. Поэзия Варлама Шаламова: эстетика и поэтика: монография. Волгоград, 2017. - 160 с.

И.А. Макевнина, к.ф.н., доц., e-mail: makevnina_ira@mail.ru, Волгоградский государственный технический университет г. Волгоград

Tags: "Колымские тетради", Варлам Шаламов, Ирина Макевнина, литературоведение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments