Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ВАРЛАМ ТИХОНОВИЧ ШАЛАМОВ (1907-1982)

Инстинкт самосохранения культуры

Есть обстоятельство, которое делает Шаламова исключительным явлением в писательском мире. Может быть, мой кругозор недостаточно широк, но аналогий не нахожу.
Все прижизненное литературное бытование Шаламова-прозаика шло за пределами страны проживания, по большей части в иноязычной среде и - по большей части - без всякого участия автора, лишенного за "железным занавесом" возможности влиять на свою литературную судьбу. При жизни Шаламова за рубежом вышло тринадцать сборников его прозы на семи языках, из которых только один, и то на французском, которого он не знал, увидел свет непосредственно по его инициативе. Более 110 рассказов и публицистических текстов на восьми языках были напечатаны в разного рода периодике и антологиях, но к нему эти издания, за исключением двух известных мне случаев, не попадали. О его книгах писали ведущие журналы и газеты мира - "Шпигель", "Ньюсуик", нью-йоркское "Книжное обозрение", "Монд", "Фигаро", "Стампа", "Гардиан", "Лос-Анжелес таймс" и т.д., - при том, что сам он имел к этому почти такое же отношение, как в бытность на Колыме. С его книгами полемизировали или солидаризовались такие крупные - и, что важно, имеющие сопоставимый лагерный опыт - фигуры как Примо Леви, Густав Герлинг-Грудзинский, Александр Солженицын, Хорхе Семпрун, но никакого публичного участия в этой полемике он не принимал, да и не мог принимать. На ум приходит только Гомбрович, двадцать пять лет проживший в Аргентине, в испаноязычной среде, писавший на польском и печатавшийся в парижском журнале, но этим сходство и ограничивается - при всей географической отдаленности Гомбрович поддерживал тесные связи с издателем и всегда был в курсе происходящего.
"Колымские рассказы" вышли из-под пера современника, их не облагораживала почтенная патина старины, они не были плодом деятельности какого-то вымершего, но обильно плодоносившего литературного направления, исследование и реконструкция которого входят в круг занятий академической науки, представляющей умершего автора на суде времени, выступающей в его защиту в качестве авторитетного эксперта и своего рода литературного агента. За "Колымскими рассказами" не стояла ни одна институция, кровно заинтересованная в продвижении автора, многие его книги выходили с искаженной фамилией.
К чему я это все говорю? К тому, что случай Шаламова - это химически чистый образец бытования литературного текста как такового, некая "Мария Селеста", дрейфующая без экипажа и порта назначения в жестоких водах мирового литературного процесса, в которых она обречена сгинуть. Какого рода культурные механизмы действуют в таких, вернее, в таком случае? Нет ли у культуры какой-то встроенной программы, которая в отсутствие автора, но в присутствии великого бесхозного текста начинает работать как бы сама по себе, не позволяя своему детищу кануть в забвение, храня его для будущего читателя, которому все равно, каким путем доходят до него книги? Нет ли здесь ответа на радикальное сомнение Шаламова, выраженное в письме Шрейдеру: "Вам надо знать хорошо - прочувствовать всячески, а не только продумать, что стихи - это дар Дьявола, а не Бога ... Антихрист-то и обещал воздаяние на небе, творческое удовлетворение на Земле ... В стихах нет правды, нет жизненной необходимости!"?
Хотя, конечно, во многом Шаламов прав - до личных трагедий художника музам дела нет.


__________


Варлам Шаламов. «У Флора и Лавра. Избранная проза», сборник, 2013, составитель Дмитрий Нич, PDF

Дмитрий Нич, «Московский рассказ. Жизнеописание Варлама Шаламова, 1960-80-е годы», 2011, PDF

Дмитрий Нич, «Конспект послелагерной биографии Варлама Шаламова. Библиография : тамиздат 1966-1988», 2020, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников», сборник, издание пятое, дополненное, 2014, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. Дополнительный том», сборник, издание второе, дополненное, 2016, PDF

Валерий Петроченков, «Уроки Варлама Шаламова»

«Варлам Шаламов. Серая зона». Дмитрий Нич - Сергей Бондаренко, беседа на сайте «Уроки истории. XX век»

Джон Глэд, "Поэт Колымы", статья в газете The Washington Post от августа 1982 года

Европеец


__________


НАВИГАТОР ПО БЛОГУ

Сергей Машкин. Человек-вещь в рассказе "Серафим"

Статья опубликована в сборнике "Филологические  этюды": вып. 24, ч. I-III, Саратовский государственный университет, 2021. Электронная версия - на сайте университета.

_________


Человек-вещь в рассказе В. Шаламова «Серафим»

Варлам Тихонович Шаламов ставил перед собой сложную задачу: «Колымские рассказы» должны были передать то, что чувствовал сам автор на протяжении долгих лет, проведенных в лагере. Для этого ему нужно было разработать новую форму документа, совмещающего в себе реальный опыт биографического писателя и художественное осмысление. И.В. Некрасова в монографии «Судьба и творчество Варлама Шаламова» во второй главе исследовала сущность явления документальной прозы. Пытаясь осмыслить механизм работы «Колымских рассказов», И.В. Некрасова пришла к нескольким выводам, один из которых: «Часто писатель трансформирует реальное событие ради художественной цельности произведения, ради удачной и верной детали» [Некрасова 2003: 52]. Исследователь неслучайно отмечает особую роль детали в творчестве Варлама Шаламова. Самой распространенной деталью в «Колымских рассказах» является вещь в различных формах.
Обратимся также к одной из крупнейших в русском литературоведении работ, исследующих вещь и предмет. Александр Чудаков в своем исследовании «Слово - вещь - мир» высказал важное для понимания нашей работы положение: «Мир писателя, если его понимать не метафорически, а терминологически - как объясняющее вселенную законченное описание со своими внутренними законами, в число своих основных компонентов включает: а) предметы (природные и рукотворные), расселенные в художественном пространстве-времени и тем превращенные в художественные предметы...» [Чудаков 1992: 8]. Мы обращаем внимание на то, что автор работы роль предмета в поэтике художественного произведения оценивает как первичную. Более того, по мнению Александра Чудакова, изучение поэтики конкретного писателя, в первую очередь, устанавливает принципы и способы его описания предметов, героев и событий.
Collapse )

Мария Крылова. Образ женщины у Шаламова

Статья опубликована в журнале "Актуальные вопросы современной филологии и журналистики", No 1 (40), 2021, ВГТУ, Воронеж. Электронная версия - на сайте журнала.

__________


Образ женщины в творчестве В.Т. Шаламова

В статье описано исследование образов женщин, созданных В.Т. Шаламовым в цикле «Колымские рассказы». Целью стало выявление авторской трактовки образа женщины. Использовались методы наблюдения, анализа, а также интерпретации авторского художественного текста. Научная новизна исследования заключается в том, что в нём впервые описано понимание писателем образа женщины, выявлены разные подходы автора к данному образу, представленные в сборнике «Колымские рассказы». Писатель изображает несколько различных образов женщин: во-первых, нежных, понимающих, практически идеальных существ, способных поддержать мужчину даже попутно сказанным словом; во-вторых, бездуховных жён начальства и наёмных работниц, для которых заключённые являются неполноценными людьми, не достойными жалости и в которых раскрываются худшие качества женщин - самолюбование, корыстолюбие. Показывает он и женщин, в образах которых причудливо переплетаются хорошие и негативные качества. В статье делается вывод о том, что для В.Т. Шаламова наиболее важным является гуманное начало в образе женщины, тот посыл искренности, жалости и нежности, который заложен в женщину самой её природой. Такие образы вступают в контраст как с историческим фоном, изображаемым писателем (сталинскими лагерями), так и с образом мужчины, для которого, по В.Т. Шаламову, сберечь то лучшее в характере, что заложено природой и предшествующим воспитанием, в бесчеловечных условиях сложнее, чем для женщины. Образ женщины становится в рассказах В.Т. Шаламова тем ориентиром, который символизирует вечную, не подверженную влиянию внешних обстоятельств доброту и гуманность.

Collapse )

Зоран Маслич. Варлам Шаламов, автор "Колымских рассказов"



Zoran Maslic. "Varlam Shalamov Kolyma Tales", компьютерная графика, Торонто, 2021


Зоран Маслич (Zoran Maslic), родился в Югославии, канадский режиссер-документалист, лауреат международных премий в области кинематографии, писатель, художник, музыкальный продюсер.

Из аккаунта автора на арт-площадке Fine Art America.

Нина Савоева - скульптор?

В Магаданском краеведческом музее хранится горельеф "Всеволод Эмильевич Мейерхольд" работы Нины Владимировны Савоевой, созданный в Москве в 1976 году. Может быть, конечно, совпадение, но тут целых три - ФИО ваятеля, Москва, куда к тому времени переехали Борис Лесняк и Нина Савоева, и хранение в магаданском музее. Может быть, Нина Савоева - не только врач, но еще и скульптор?




Всеволод Эмильевич Мейерхольд, глина, 1976

Леонид Юрьевич. Варлам Шаламов и энтропия духа (начало)

Статья опубликована на сайте Syg.ma 21 марта сего года. Не про "толпу" и не про то, как в ней себя держать. К тому же в этой известной фразе Шаламов не поясняет, в качестве кого он учит "держать себя" в толпе - в качестве ее части или в качестве ее жертвы.

__________


Как «держать себя в толпе»? Варлам Шаламов и энтропия духа

Попытки демонстрации в искусстве распадающегося будто пораженного проказой мира перестали быть редкостью, пожалуй, с середины XIX века. В это же время этот самый распад и его манифестации стали связывать с глубинными онтологическими изменениями. Так, в посмертно опубликованной «Аврелии», Жерар де Нерваль напишет: «Мне казалось, я вижу черное солнце на пустынном небе и кроваво-красный круг над Тюильри. Я сказал себе: “Начинается вечная ночь, и она будет ужасна. Что случится, когда люди увидят, что солнца больше нет?”».

Истоки этой смуты все большие художники: от Толстого и Достоевского, до Висконти и Бергмана, видели в энтропии, или даже смерти духа — некоторой безусловно важной конституирующей компоненты, исчезновение которой практически не было замечено обывателем.

По всей вероятности, Нерваль был прав, но для того, чтобы отсутствие солнца было замечено, творцам нашего и прошлого веков, пришлось приложить немало усилий, и, пожалуй, нигде данный вопрос не был затронут с той хлесткостью и вызванной подчеркнутым аскетизмом прозы броскостью, как в прозе Варлама Шаламова. Касательно художественной функции упомянутого аскетизма высказывались разные мнения: от мысли о том, что шаламовская проза с ее нарочитым отсутствием пестрот и полутонов уподоблена, таким образом, не менее аскетичной колымской природе, до уподобления структуры колымских циклов «многослойному пирогу» вечной мерзлоты.

Collapse )

Геннадий Немчинов. Офорты по мотивам "Колымских рассказов"

Офорты Геннадия Петровича Немчинова (Башкортостан) по мотивам колымской прозы Варлама Шаламова. Экспонируются в историко-архитектурном и художественном музее "Остров-град Свияжск" в Татарстане. С сайта Государственного каталога музейного фонда Российской Федерации.




"Причал ада", бумага, акватинта

Collapse )

Вячеслав Михайлов. Портрет Шаламова

Портрет Шаламова работы Вячеслава Саввича Михайлова, хранится в Санкт-Петербургском Музее городской скульптуры. Мне кажется, тут отсылка к Туринской плащанице.




Вячеслав Михайлов. "Портрет Варлама Шаламова", бумага, графит, 1998