Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

ВАРЛАМ ТИХОНОВИЧ ШАЛАМОВ (1907-1982)

Инстинкт самосохранения культуры

Есть обстоятельство, которое делает Шаламова исключительным явлением в писательском мире. Может быть, мой кругозор недостаточно широк, но аналогий не нахожу.
Все прижизненное литературное бытование Шаламова-прозаика шло за пределами страны проживания, по большей части в иноязычной среде и - по большей части - без всякого участия автора, лишенного за "железным занавесом" возможности влиять на свою литературную судьбу. При жизни Шаламова за рубежом вышло тринадцать сборников его прозы на семи языках, из которых только один, и то на французском, которого он не знал, увидел свет непосредственно по его инициативе. Более 110 рассказов и публицистических текстов на восьми языках были напечатаны в разного рода периодике и антологиях, но к нему эти издания, за исключением двух известных мне случаев, не попадали. О его книгах писали ведущие журналы и газеты мира - "Шпигель", "Ньюсуик", нью-йоркское "Книжное обозрение", "Монд", "Фигаро", "Стампа", "Гардиан", "Лос-Анжелес таймс" и т.д., - при том, что сам он имел к этому почти такое же отношение, как в бытность на Колыме. С его книгами полемизировали или солидаризовались такие крупные - и, что важно, имеющие сопоставимый лагерный опыт - фигуры как Примо Леви, Густав Герлинг-Грудзинский, Александр Солженицын, Хорхе Семпрун, но никакого публичного участия в этой полемике он не принимал, да и не мог принимать. На ум приходит только Гомбрович, двадцать пять лет проживший в Аргентине, в испаноязычной среде, писавший на польском и печатавшийся в парижском журнале, но этим сходство и ограничивается - при всей географической отдаленности Гомбрович поддерживал тесные связи с издателем и всегда был в курсе происходящего.
"Колымские рассказы" вышли из-под пера современника, их не облагораживала почтенная патина старины, они не были плодом деятельности какого-то вымершего, но обильно плодоносившего литературного направления, исследование и реконструкция которого входят в круг занятий академической науки, представляющей умершего автора на суде времени, выступающей в его защиту в качестве авторитетного эксперта и своего рода литературного агента. За "Колымскими рассказами" не стояла ни одна институция, кровно заинтересованная в продвижении автора, многие его книги выходили с искаженной фамилией.
К чему я это все говорю? К тому, что случай Шаламова - это химически чистый образец бытования литературного текста как такового, некая "Мария Селеста", дрейфующая без экипажа и порта назначения в жестоких водах мирового литературного процесса, в которых она обречена сгинуть. Какого рода культурные механизмы действуют в таких, вернее, в таком случае? Нет ли у культуры какой-то встроенной программы, которая в отсутствие автора, но в присутствии великого бесхозного текста начинает работать как бы сама по себе, не позволяя своему детищу кануть в забвение, храня его для будущего читателя, которому все равно, каким путем доходят до него книги? Нет ли здесь ответа на радикальное сомнение Шаламова, выраженное в письме Шрейдеру: "Вам надо знать хорошо - прочувствовать всячески, а не только продумать, что стихи - это дар Дьявола, а не Бога ... Антихрист-то и обещал воздаяние на небе, творческое удовлетворение на Земле ... В стихах нет правды, нет жизненной необходимости!"?
Хотя, конечно, во многом Шаламов прав - до личных трагедий художника музам дела нет.


__________


Варлам Шаламов. «У Флора и Лавра. Избранная проза», сборник, 2013, составитель Дмитрий Нич, PDF

Дмитрий Нич, «Московский рассказ. Жизнеописание Варлама Шаламова, 1960-80-е годы», 2011, PDF

Дмитрий Нич, «Конспект послелагерной биографии Варлама Шаламова», 2017, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников», сборник, издание пятое, дополненное, 2014, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. Дополнительный том», сборник, издание второе, дополненное, 2016, PDF

Валерий Петроченков, «Уроки Варлама Шаламова»

«Варлам Шаламов. Серая зона». Дмитрий Нич - Сергей Бондаренко, беседа на сайте «Уроки истории. XX век»

Джон Глэд, "Поэт Колымы", статья в газете The Washington Post от августа 1982 года

Европеец


__________


НАВИГАТОР ПО БЛОГУ

Анатолий Широков. Колымское "экономическое чудо"

Заключительная глава книги Анатолия Широкова "Дальстрой в социально-экономическом развитии Северо-Востока СССР (1930-1950-е гг.), — М.: Политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2014. Электронная версия книги - на сайте Историческая библиотека.
Цитата: "Особенностью происходивших здесь событий явилось драматическое сочетание геноцида (исключительно высокой смертности эксплуатировавшихся лагерных контингентов) и экоцида (хищнической эксплуатации природной среды, воспринимавшейся как «ресурсная среда» и приносившейся в жертву «успехам социалистического строительства»).




Колыма на карте НКВД СССР, 1940 год


Три столетия нахождения Северо-Востока в составе российского государства практически не изменили ни экономическое, ни социальное, ни политическое лицо этой окраины России. Наличие довольно аморфной линии государственной границы, не мешавшей иностранцам нещадно эксплуатировать природные богатства, спорадическое присутствие государственного управления, зачастую не имевшего внятного представления не только о проблемах и образе жизни населения края, но и географии северных территорий, - вот краткое описание наследства, доставшегося молодому советскому государству на Северо-Востоке России.
Collapse )

Михаил Рубинов. "Производственная деятельность Вишерских лагерей: потери экономические и социальные"

Статья опубликована на сайте Пермского Мемориала. Вишере, точнее, Вишерским лагерям, посвящена одноименная книга Шаламова. На Вишере формировалась ненавистная ему система советского принудительного лагерного труда.

__________


Производственная деятельность Вишерских лагерей: потери экономические и социальные

Решениями большевистских руководителей во главе со Сталиным в места лишения свободы направлялись те, кто реально или потенциально противодействовал мероприятиям большевиков по построению социалистического общества. Важнейшая роль среди этих мероприятий отводилась форсированной индустриализации, то есть созданию объектов промышленности в кратчайшие сроки. Для проведения форсированной индустриализации проводилось насильственное изъятие ресурсов из деревни. Действительные или возможные противники коллективизации и других действий большевиков пополняли места заключения. Сама же система мест заключения была реорганизована таким образом, чтобы с ее помощью возводить промышленные объекты и решать другие задачи индустриализации. Типичным местом заключения стали лагеря, для руководства которыми в начале 1930-х гг. было создано Главное управление лагерей (ГУЛАГ).
Индустриализацию саму по себе не следует считать процессом, который наносит обществу ущерб. Создание новых промышленных предприятий и расширение действующих является необходимым условием для повышения благосостояния людей. Необходима индустриализация и для роста обороноспособности государства. Вопрос в том, кто принимает решения о строительстве и реконструкции предприятий и какими методами данные цели достигаются.
Индустриализация может  проводиться  несколькими  способами. В условиях рыночной экономики данный процесс может происходить либо исключительно за счет усилий частных предпринимателей, либо благодаря совместным действиям предпринимателей и государства. Роль предпринимательской деятельности в условиях индустриализации очень важна. В работах таких экономистов, как Б. Бруцкус, Л. фон Мизес, Ф. фон Хайек, и в работах других видных исследователей содержатся весомые доказательства, что только предприниматели способны получить знания о целях, к которым люди стремятся, и о средствах, с помощью которых можно наилучшим образом достичь этих целей. Без этих знаний невозможно организовать производственный процесс. С точки зрения указанных авторов, социалистические мероприятия, запрещающие или искажающие предпринимательскую деятельность, ведут к тому, что люди, занятые в производственном процессе, не могут определить, достижению каких целей должен служить производственный процесс и какие средства необходимы для организации производства с наибольшей эффективностью 1.
Collapse )

Вячеслав Швец. Березники при Шаламове

Статья старшего научного сотрудника БИХМ им. И. Ф. Коновалова, напечатанная в "Новой Городской Газете" города Березники, Пермский край, от 9 февраля 2017 года. Электронная версия - в блоге газеты.

__________


Легенды и реальность трудового лагеря на Адамовой горе
ПО МАТЕРИАЛАМ АНТИРОМАНА «ВИШЕРА» Варлама ШАЛАМОВА

В 2017 году Березники празднуют свой 85-летний юбилей. Образование города неразрывно связано со строительством одного из гигантов первой пятилетки - Березниковского химического комбината, на строительстве которого трудилось до 15 тысяч человек – местные жители, добровольцы-комсомольцы, бригады сезонников, заключённые ГУЛАГа и ссыльнопоселенцы. Также в этом году наша страна отметит 110 лет со дня рождения известного русского писателя, человека, чья юность и самые активные годы жизни прошли в сталинских лагерях, автора знаменитых «Колымских рассказов» Варлама Тихонович Шаламова.





Долгое время об участии узников лагерей на грандиозных стройках страны ничего не сообщалось. Тема лагерей была закрыта. Официальная советская пропаганда тех лет с пафосом трубила о героях, комсомольцах, ударниках-стахановцах с усердием возводивших предприятия. Безусловно, таких энтузиастов было немало – о них имеется масса материалов в музеях страны. Однако за сотнями вольнонаёмных рабочих стояла и многотысячная армия заключённых. Об этих людях на сегодняшний день информации крайне мало.
Collapse )

Шаламов-журналист в 30-х годах

Из статьи Франциски Тун-Хоэнштайн, Германия, "Работа Шаламова над поэтикой оперативности", опубликованной в сборнике материалов московской Шаламовской конференции 2011 года "Варлам Шаламов в контексте мировой литературы и советской истории". В статье прослеживаются связи Шаламова с т.н. "литературой факта" ("лефовец" Сергей Третьяков - идеолог этого направления, см. о нем в шаламовских мемуарах "Двадцатые годы"), но я выбрал отрывок чисто биографическиий, он, на мой взгляд, наиболее интересен.

________

<...> В 1932 году Шаламов вернулся в Москву [с Вишеры] и занялся журналистской деятельностью — с 1932 года до вторичного ареста в 1937 году последовали первые публикации очерков и рассказов13. Насколько мне известно, Шаламов нигде не высказывался подробно о своей собственной газетной работе в условиях все ужесточающегося идеологического и политического напряжения тридцатых годов (прежде всего в журналах «За ударничество» и «За промышленные кадры»)14. Однако ретроспективно он принципиально выступал против «газетного работника», называя его «помощником своих хозяев» и противопоставляя его писателям, «судьям своего времени»15. В письме Ирине Павловне Сиротинской в 60-е годы он упрекал «фактовиков» в предвзятом отборе фактов, не обращая при этом никакого внимания на то, что позиция Сергея Третьякова содержала в себе по лемику с усиливающейся тогда в Советском Союзе сферой «ведения бытовой магии» (Е. Михайлик): «Но копить факты, “искать факты" в их газетном преображении, как это делали когда-то фактовики. Но ведь это — искажение, расчисленное заранее. Нет никакого факта без его изложения, без формы его фиксации»16. Принципиальность шаламовской полемики против «фактовиков» можно, с моей точки зрения, прочесть как симптом имплицитного сведения счетов с собственной газетной работой 1930-х годов. Этот опыт не мог не наложить определенный отпечаток на тот образ «газетного работника» Третьякова, каким он предстает в воспоминаниях.
Collapse )

Воспоминания о Шаламове его соседки Светланы Федюшкиной

Рассказ соседки Шаламова, записанный разговаривавшим с ней по телефону Михаилом Михеевым. К записи разговора Сергей Неклюдов, давший Михееву номер телефона Светланы Степановны Федюшкиной, и друг Неклюдова Габриэль Суперфин, хорошо знающие реалии, сделали дополнения.

________

- Я работала копировщицей на Микояновской "фирме", т.е. авиазаводе, как и мой муж, Владимир Николаевич Федюшкин, и от завода получили эту квартиру. Раньше мы с мужем, моей матерью и дочерью жили все в одной комнате, на Песчаной улице. Здесь, на Хорошевке, дом был построен немцами и очень нам нравился, он был двухэтажный, с большими комнатами, с деревянной лестницей на второй этаж, деревянными перилами и деревянными крашенными полами в квартирах. Только в нем было очень шумно: шумело шоссе*.

Collapse )

Рассказ "Алмазная карта". Уральское краеведение

"Рассказ Варлама Шаламова (одного из самых известных узников ГУЛага) о поиске алмазов в бассейне реки Вишеры (Пермский край). В качестве комментария к рассказу приведем аннотацию геолога Тимура Харитонова из "Библиографии по алмазоносности Урала":

Рассказ об очередной попытке поисков алмазов, предпринятой Э.П. Берзиным (начальник УВЛОНа – Управления Вишерских лагерей особого назначения и начальник строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината). Экспедиция на ликвидированный Кутимский чугунолитейный завод, бывший главный бухгалтер которого, Иван Степанович Бугреев, после остановки завода в 1912 г. остался жить на Кутиме (завод на самом деле был остановлен в 1909 г. – Т. Х.). У него, якобы, имелась карта полезных ископаемых Вишерского края, оставшаяся от французов (в тексте: бельгийцы – Т. Х.). От экспедиции требовалось попросить у него эту карту. Карту Вилемсон (начальник экспедиции, тоже заключенный – Т. Х.) получил, но алмазов на ней не оказалось.

Collapse )

Колыма. Свидетельства уцелевших

"Вот так я очутился на прииске имени Берзина, был прииск имени Берзина, и вывеска была такая “Прииск имени Берзина”, а потом, понимаете, переименовали на Верхний Ат-Урях, потому что Берзина в конце концов арестовали. Вот такое, и в этом лагере я пробыл ровно пять лет, ровно пять лет, в основном, понимаете, ходили в ночную смену, в ночную смену в забой,
вскрывали так называемые торфа, торфа – это верхний слой над... золотоносным слоем.
Золотоносный слой, он всегда был в воде, потому что оттаивали же, вечная мерзлота, и всегда работали в воде.
И вот мы там все время ночами работали, заставляли много работать, конечно, причем смена выходила что-то в пять или шесть часов утра и до утра. Причем, конвой менялся, а мы оставались до выполнения норм. Без выполнения норм не выпускали с забоя никого. А инструменты были только одни – кайло, лопата, лом, тачка, и все, вот это наши инструменты были.
Значит, возили на тачках, грузили в вагончики, эти вагончики поднимались по эстакаде на терриконик, оттуда вагоны сбрасывали. Я стоял навстречу вагончикам, принимал. [...]
Это пытка из пыток, вы себе представить не можете, когда в семь часов гонят в забой, да, и до семи, как минимум до семи утра, а то и ночная работа, холод, эти охранники костер зажгут и греет... причем костер, вызовут какого-то дурака, как я – принеси нам ветку или что-нибудь такое, чтоб в костер, и иди дальше работай."
Михаил Тамарин, колымские лагеря

________

"[...] нас везли еще около 400 километров на золотые прииски. Ягодинский р-н, стан Утиный, но шахта, шахта Холодная. Там лагерь назывался Холодный, ну и холодно там было, холодно. И он между сопок, так солнца там, почти что не видишь солнца. Сопки кругом, и мы как в гробу сидели там, как в гробу.
Я пошел в шахту, пошел в шахту эту. Боже мой! Думаю, зачем мне это золото, зачем. Будь оно проклято, это золото."
Витаутас Казюленис, колымские лагеря


Collapse )

Шаламовские чтения в рамках программы "Вишера-порт", 2012


"24 марта нынешнего года в Красновишерске состоится открытие программы «Вишера-Порт». В ее рамках в течение всего года пройдет ряд крупных мероприятий.
В программе «Вишера-Порт» — создание архитектурного ландшафтного комплекса «Хранители Вишерской земли» и этнопарка «Вишера-Порт»; фестиваль «Праздник черники и черничного пирога»; научно-исследовательская конференция «Шаламовские чтения», а также многое другое."
Новость с Портала PRM.RU

________

Из Концепции программы г. Красновишерск, "Вишера-порт"

"Красновишерск - классический моногород: главным здесь всегда был Вишерский целлюлозно-бумажный комбинат (ВИШХИМЗ), ради которого и создавался поселок. Построенный в начале 30-х годов силами «спецконтингента» (политзаключенных), он стал одним из первенцев советской промышленности. Одним из строителей ВИШХИМЗа был В. Шаламов, который рассказал правду о бесчеловечности этого строительства на страницах своего антиромана «Вишера». [...]
В начале 90-х взгляды на историю Красновишерска кардинально изменились. Во внешний мир начал активно транслироваться образ территории, как лагерного поселка, места ссылки политзаключенных. Открытость этой темы дала толчок для рефлексии, в Красновишерске появились несколько мемориальных объектов. [...]
Однако окончательного осознания и примирения с памятью места не произошло до сих пор. [...] страшная правда о строительстве встречает сопротивление и отторжение у многих горожан. Одинаковыми героями в разных группах воспринимаются как Варлам Шаламов, так и начальник строительства ВИШХИМЗа Эдуард Берзин.


Collapse )

Место действия. Кестер. Эльген


Рудник на горе Кестер

"Лагпункт Кестер входил в состав 22 исправительно-трудовых лагегей Янлага, находившихся на территории Верхоянского района в 40-50-х годах прошлого века. Заключенные добывали здесь касситерит – оловянную руду, которую отправляли потом вниз, на Батагайскую обогатительную фабрику, которую построили в начале войны из материалов и оборудования, полученного по ленд-лизу из США. По разным данным в лагере находились от 200 до 1000 человек единовременно, на работах были заняты и вольнонаемные из числа местных жителей.
Примерно такую же работу, совсем недалеко от этого места, описывал Варлам Шаламов:
«В лагере для того, чтобы здоровый молодой человек, начав свою карьеру в золотом забое на чистом зимнем воздухе, превратился в доходягу, нужен срок по меньшей мере от двадцати до тридцати дней при шестнадцатичасовом рабочем дне, без выходных, при систематическом голоде, рваной одежде и ночевке в шестидесятиградусный мороз в дырявой брезентовой палатке, побоях десятников, старост из блатарей, конвоя. Эти сроки многократно проверены."
Из блога пользователя ЖЖ drugoi






Collapse )