Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

ВАРЛАМ ТИХОНОВИЧ ШАЛАМОВ (1907-1982)

Инстинкт самосохранения культуры

Есть обстоятельство, которое делает Шаламова исключительным явлением в писательском мире. Может быть, мой кругозор недостаточно широк, но аналогий не нахожу.
Все прижизненное литературное бытование Шаламова-прозаика шло за пределами страны проживания, по большей части в иноязычной среде и - по большей части - без всякого участия автора, лишенного за "железным занавесом" возможности влиять на свою литературную судьбу. При жизни Шаламова за рубежом вышло тринадцать сборников его прозы на семи языках, из которых только один, и то на французском, которого он не знал, увидел свет непосредственно по его инициативе. Более 110 рассказов и публицистических текстов на восьми языках были напечатаны в разного рода периодике и антологиях, но к нему эти издания, за исключением двух известных мне случаев, не попадали. О его книгах писали ведущие журналы и газеты мира - "Шпигель", "Ньюсуик", нью-йоркское "Книжное обозрение", "Монд", "Фигаро", "Стампа", "Гардиан", "Лос-Анжелес таймс" и т.д., - при том, что сам он имел к этому почти такое же отношение, как в бытность на Колыме. С его книгами полемизировали или солидаризовались такие крупные - и, что важно, имеющие сопоставимый лагерный опыт - фигуры как Примо Леви, Густав Герлинг-Грудзинский, Александр Солженицын, Хорхе Семпрун, но никакого публичного участия в этой полемике он не принимал, да и не мог принимать. На ум приходит только Гомбрович, двадцать пять лет проживший в Аргентине, в испаноязычной среде, писавший на польском и печатавшийся в парижском журнале, но этим сходство и ограничивается - при всей географической отдаленности Гомбрович поддерживал тесные связи с издателем и всегда был в курсе происходящего.
"Колымские рассказы" вышли из-под пера современника, их не облагораживала почтенная патина старины, они не были плодом деятельности какого-то вымершего, но обильно плодоносившего литературного направления, исследование и реконструкция которого входят в круг занятий академической науки, представляющей умершего автора на суде времени, выступающей в его защиту в качестве авторитетного эксперта и своего рода литературного агента. За "Колымскими рассказами" не стояла ни одна институция, кровно заинтересованная в продвижении автора, многие его книги выходили с искаженной фамилией.
К чему я это все говорю? К тому, что случай Шаламова - это химически чистый образец бытования литературного текста как такового, некая "Мария Селеста", дрейфующая без экипажа и порта назначения в жестоких водах мирового литературного процесса, в которых она обречена сгинуть. Какого рода культурные механизмы действуют в таких, вернее, в таком случае? Нет ли у культуры какой-то встроенной программы, которая в отсутствие автора, но в присутствии великого бесхозного текста начинает работать как бы сама по себе, не позволяя своему детищу кануть в забвение, храня его для будущего читателя, которому все равно, каким путем доходят до него книги? Нет ли здесь ответа на радикальное сомнение Шаламова, выраженное в письме Шрейдеру: "Вам надо знать хорошо - прочувствовать всячески, а не только продумать, что стихи - это дар Дьявола, а не Бога ... Антихрист-то и обещал воздаяние на небе, творческое удовлетворение на Земле ... В стихах нет правды, нет жизненной необходимости!"?
Хотя, конечно, во многом Шаламов прав - до личных трагедий художника музам дела нет.


__________


Варлам Шаламов. «У Флора и Лавра. Избранная проза», сборник, 2013, составитель Дмитрий Нич, PDF

Дмитрий Нич, «Московский рассказ. Жизнеописание Варлама Шаламова, 1960-80-е годы», 2011, PDF

Дмитрий Нич, «Конспект послелагерной биографии Варлама Шаламова», 2017, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников», сборник, издание пятое, дополненное, 2014, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. Дополнительный том», сборник, издание второе, дополненное, 2016, PDF

Валерий Петроченков, «Уроки Варлама Шаламова»

«Варлам Шаламов. Серая зона». Дмитрий Нич - Сергей Бондаренко, беседа на сайте «Уроки истории. XX век»

Джон Глэд, "Поэт Колымы", статья в газете The Washington Post от августа 1982 года

Европеец


__________


НАВИГАТОР ПО БЛОГУ

Пьер Паше. "Гнев Шаламова" в журнале Французского психоаналитического общества, 1991

Рецензия французского писателя и литературного критика Пьера Паше (Pierre Pachet) «Colère de Chalamov» на почти 1200-страничный том Varlam Chalamov. Récits de Kolyma (1986), объединивший в себе три сборника "Колыма" изд. Масперо (1980-82) с добавлением рассказов из цикла "Воскрешение лиственницы". Напечатана в парижском "Новом психоаналитическом журнале" - Nouvelle revue de psychanalyse, XLIII, print. 1991. О "Колымских рассказах" Паше писал в книге Pierre Pachet, "La Violence du temps : Fiodovrov et Mourjenko Camp № 389/36", Seuil, Paris, 1982.
Для владеющих французским.



Collapse )

Александр Богданенков. Этиология амбивалентного отношения к сакральному в творчестве Шаламова

Статья опубликована в сборнике "Молодость. Интеллект. Инициатива : материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. студентов и магистрантов", Витебск, 19 апреля 2018 г. - Витебск : ВГУ имени П. М. Машерова, 2018, Беларусь. Электронная версия - в Репозитории Витебского государственного университета имени П. М. Машерова.

__________


Этиология амбивалентного отношения к сакральному в творчестве Варлама Шаламова

Изучение искусства, как и изучение человека, субъекта искусства, - это бесконечное приближение к бесконечному, стремление проникнуть в сокровенное, попытка объяснить тайну. Попытка разложить художественное произведение на слагаемые или составные части равносильна сведению любви к нейробиологической механике мозга, к её описанию в категориях химического диктата дофамина, норадреналина и серотонина. Рассматривая литературное произведение, нам следует говорить не только об окончательном варианте текста, вышедшем из-под печатного станка и попавшем на прилавки книжных магазинов, но и о психологических истоках литературного творчества, поскольку именно жизнь и судьба писателя определяют его творческий путь, а также содержание и форму его творчества. Так, к примеру, Анна Ахматова, приоткрывая завесу творческой лаборатории поэта, в одном своём стихотворении из цикла «Тайны ремесла» писала: «Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи, не ведая стыда... На радость вам и на мученье мне» [1, с. 461]. Таким образом, наряду с традиционным литературным анализом, изучение психологии художественного творчества и биографии автора является одним из приоритетных при исследовании художественного произведения как явления искусства.
Целью данной работы является рассмотрение психологии отцовско-сыновних отношений В. Шаламова как одной из ключевых детерминант его творчества. Актуальность исследования обусловлена новизной применения психоаналитического метода к творчеству В. Шаламова.
Collapse )

Валентина Антонец. Архетип мужчины в жизни и творчестве Шаламова

Статья опубликована в научном журнале "Ярославский педагогический вестник", 2016, № 2. Электронная версия - на сайте университета.

___________


Архетипические представления о мужчине в творчестве В.Т. Шаламова

Классификация архетипов, разработанная К. Г. Юнгом, традиционно исследуется в контексте описания образа вымышленного персонажа. Это обуславливается отчасти тем, что архетип исключает возможность дихотомии характера, в то время как реальный человек не может от нее отказаться. В данной работе рассматривается фигура советского писателя-диссидента В. Т. Шаламова, а также его автобиографический герой «Колымских рассказов». Особенность исследования заключается не в отражении архетипического образа в целом, но в воплощении его отдельных черт, характерных для Шаламова-писателя и Шаламова-героя. В статье отражены такие воплощения этих черт, как «герой», «калека», «ребенок».
Характерными же проявлениями архетипических черт мужчины выступают тело, эмоции и поступки. Тело, в данном случае, является фактором, маркирующим индивидуума как «человека» и «не человека», кроме того, выполняет защитную функцию в процессе сохранения действительно важного для персонажа: его разума и чувств.
Исследование доказывает формирование связи между представлениями о мужчине и человеке в целом. При этом категория «мужчина», по мнению В. Т. Шаламова, не может существовать вне представлений о человеке и человечности.


Следуя за традицией К. Г. Юнга в формировании и осмыслении понятия «архетип», необходимо, в первую очередь, отметить сфокусированность исследователя на фигуре, образе и воплощении человека в силу многообразия исполняемых им социальных ролей, а также психо-физиологических мотивов поведения. Объектом исследования в данной работе является воплощение мужского архетипа.
Для «Колымских рассказов» В. Т. Шаламова характерно доминирование мужских образов над женскими, кроме того, исследователь может анализировать формирование представления о человеке и человечности через призму взаимоотношений людей, погруженных в ограниченное, враждебное пространство.
Collapse )

Шаламов при свете магии

Характеристика Шаламова, данная на основании его имени.

"Значение и происхождение имени: сын Божий (халдейск.).*

Энергетика и Карма имени: обрисовать основные черты энергетики имени Варлам можно одной фразой - ломается, но не гнется. Это имя способно придать своему владельцу такие черты, как упорство, твердая воля, независимость, но оно также наделяет человека повышенной возбудимостью и довольно острой реакцией на внешнее воздействие. Все это делает Варлама чрезвычайно неравнодушным и взрывоопасным человеком. Он, несомненно, самолюбив и всегда готов отстаивать свою честь. Вместе с тем и чужая боль способна вызвать у него невыразимую муку. Здесь надо быть несколько осторожным, поскольку в психологии не раз отмечались случаи, когда чересчур острое сочувствие приводит, увы, к тому, что человек попросту не в силах вынести вида чужих страданий и либо закрывает на них глаза, либо это вызывает у него приступ ярости и агрессии по отношению к пострадавшему. Если Варлам не сможет преодолеть эту тенденцию, то ему противопоказаны такие профессии, как медицина и юриспруденция.

Collapse )

К пониманию Колымы. Бруно Беттельгейм




«Бруно Беттельхайм – выходец из австрийской школы [психоанализа], снискавший себе мировую известность выполненными в США работами по детской психологии. Жизнь его отнюдь не была ковром, усыпанным розами. После аншлюса Беттельхайм провел некоторое время в нацистском концлагере, откуда был вызволен усилиями американских гуманитарных организаций.
О своем пребывании в концлагере Беттельхайм подробно написал в вышедшей в начале 60-х работе. (B. Bettelheim. Aufstand gegen die Masse Muenchen, 1964.)
Это документ поразительной научной содержательности и художественной силы. Среди книг, отразивших трагедию ГУЛАГа, с ним могут сравниться лишь «Колымские рассказы» Варлама Шаламова. Многопудовые эпопеи Солженицына выглядят сухими и поверхностными».
Преподобный Михаил Ваннах, «Эффект Беттельхайма», с сайта журнала КомпьюТерра, 2000

Бруно Беттельгейм, «Люди в концлагере», о жизни заключенных в Дахау и Бухенвальде (1938-39 гг.)