Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

ВАРЛАМ ТИХОНОВИЧ ШАЛАМОВ (1907-1982)

Инстинкт самосохранения культуры

Есть обстоятельство, которое делает Шаламова исключительным явлением в писательском мире. Может быть, мой кругозор недостаточно широк, но аналогий не нахожу.
Все прижизненное литературное бытование Шаламова-прозаика шло за пределами страны проживания, по большей части в иноязычной среде и - по большей части - без всякого участия автора, лишенного за "железным занавесом" возможности влиять на свою литературную судьбу. При жизни Шаламова за рубежом вышло тринадцать сборников его прозы на семи языках, из которых только один, и то на французском, которого он не знал, увидел свет непосредственно по его инициативе. Более 110 рассказов и публицистических текстов на восьми языках были напечатаны в разного рода периодике и антологиях, но к нему эти издания, за исключением двух известных мне случаев, не попадали. О его книгах писали ведущие журналы и газеты мира - "Шпигель", "Ньюсуик", нью-йоркское "Книжное обозрение", "Монд", "Фигаро", "Стампа", "Гардиан", "Лос-Анжелес таймс" и т.д., - при том, что сам он имел к этому почти такое же отношение, как в бытность на Колыме. С его книгами полемизировали или солидаризовались такие крупные - и, что важно, имеющие сопоставимый лагерный опыт - фигуры как Примо Леви, Густав Герлинг-Грудзинский, Александр Солженицын, Хорхе Семпрун, но никакого публичного участия в этой полемике он не принимал, да и не мог принимать. На ум приходит только Гомбрович, двадцать пять лет проживший в Аргентине, в испаноязычной среде, писавший на польском и печатавшийся в парижском журнале, но этим сходство и ограничивается - при всей географической отдаленности Гомбрович поддерживал тесные связи с издателем и всегда был в курсе происходящего.
"Колымские рассказы" вышли из-под пера современника, их не облагораживала почтенная патина старины, они не были плодом деятельности какого-то вымершего, но обильно плодоносившего литературного направления, исследование и реконструкция которого входят в круг занятий академической науки, представляющей умершего автора на суде времени, выступающей в его защиту в качестве авторитетного эксперта и своего рода литературного агента. За "Колымскими рассказами" не стояла ни одна институция, кровно заинтересованная в продвижении автора, многие его книги выходили с искаженной фамилией.
К чему я это все говорю? К тому, что случай Шаламова - это химически чистый образец бытования литературного текста как такового, некая "Мария Селеста", дрейфующая без экипажа и порта назначения в жестоких водах мирового литературного процесса, в которых она обречена сгинуть. Какого рода культурные механизмы действуют в таких, вернее, в таком случае? Нет ли у культуры какой-то встроенной программы, которая в отсутствие автора, но в присутствии великого бесхозного текста начинает работать как бы сама по себе, не позволяя своему детищу кануть в забвение, храня его для будущего читателя, которому все равно, каким путем доходят до него книги? Нет ли здесь ответа на радикальное сомнение Шаламова, выраженное в письме Шрейдеру: "Вам надо знать хорошо - прочувствовать всячески, а не только продумать, что стихи - это дар Дьявола, а не Бога ... Антихрист-то и обещал воздаяние на небе, творческое удовлетворение на Земле ... В стихах нет правды, нет жизненной необходимости!"?
Хотя, конечно, во многом Шаламов прав - до личных трагедий художника музам дела нет.


__________


Варлам Шаламов. «У Флора и Лавра. Избранная проза», сборник, 2013, составитель Дмитрий Нич, PDF

Дмитрий Нич, «Московский рассказ. Жизнеописание Варлама Шаламова, 1960-80-е годы», 2011, PDF

Дмитрий Нич, «Конспект послелагерной биографии Варлама Шаламова», 2017, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников», сборник, издание пятое, дополненное, 2014, PDF


«Варлам Шаламов в свидетельствах современников. Материалы к биографии. Дополнительный том», сборник, издание второе, дополненное, 2016, PDF

Валерий Петроченков, «Уроки Варлама Шаламова»

«Варлам Шаламов. Серая зона». Дмитрий Нич - Сергей Бондаренко, беседа на сайте «Уроки истории. XX век»

Джон Глэд, "Поэт Колымы", статья в газете The Washington Post от августа 1982 года

Европеец


__________


НАВИГАТОР ПО БЛОГУ

Спектакль по "Колымским рассказам", Тулуза, 2012

Еще один сравнительно недавний минималистский спектакль по "Колымским рассказам" под названием "Причал ада", поставленный в 2012 году режиссером Клодом Мартинезом в "Le Théâtre2 l’Acte" в Тулузе, Франция. В роли заключенного Ришар Дюваль.




Collapse )

Марлен Кораллов. Лагерный театр

Предисловие литературоведа, публициста, лагерника Марлена Кораллова к книге "Театр ГУЛАГа. Воспоминания, очерки", - М.: Мемориал, 1995. Содержание на отдельной странице.
Отрывок из мемуаров жены лагерного товарища Шаламова Леонида Варпаховского Иды Зискиной можно прочесть в этом блоге.


Драгоценный ХЛАМ

Можем ли мы поэзию и прозу нашего времени и отечества представить себе без «Реквиема» Анны Ахматовой, без «Колымских рассказов» Варлама Шаламова, без «Крутого маршрута» Евгении Гинзбург, без «Погруженья во тьму» Олега Волкова... Точно так же эпопея гулаговского «Архипелага» останется неполной без истории тюремного искусства, пожалуй, в первую очередь — театрального. Проросшее в неволе, подконвойное, усвоившее главную заповедь — «шаг влево, шаг вправо...», сценическое искусство неверно считать путником, по недоразумению оказавшимся за колючей проволокой. Оно кровное дитя зоны, а не гость, забредший в нее на часок. Как ни странно это звучит, но без красок театральных, если не обесцвечивается полностью, то теряет важные оттенки картина жизни, которая — как всюду — шла за тюремной стеной и запреткой. Как это ни парадоксально, но именно эстетического начала сплошь и рядом недостает исследователям и мемуаристам, сосредоточившим внимание на политико-социальной стороне ГУЛага — громадной системы, не только имевшей свою экономику и свой быт, но и выработавшей свою «лагкультуру», свою «концлагфилософию».
Замысел книги «Театр ГУЛага» возник лет шесть назад, в редакции «Союзтеатра». За подготовку фундаментального тома взялись сотрудники редакции «Союзтеатра» Наталья Ласкина и Екатерина Мальцева. Поначалу работа их отнюдь не сводилась к коротким путешествиям в библиотеку и в архив Всероссийского Театрального Общества. Каталоги были скудны, многие рукописи, позднее вошедшие в книгу, существовали разве что в наметках и полузабытых мечтаниях. Составителям нужно было сперва хотя бы пунктиром наметить для себя круг предполагаемых и желательных мемуаристов из числа уцелевших зэков. У друзей и родичей тех, кто уже простился с жизнью, разузнать, не сохранились ли в бумагах покойного наброски театрально-лагерных воспоминаний. И заказать очерки. А колебавшихся, стоит ли вспоминать и тратить силы на скорее всего несбыточные прожекты, настойчиво уверять: «Прожекты сбудутся. Святой ваш долг — воскресить прошлое. Спасти от забвения». Работу над собранными текстами продолжила Наталья Ракова. Внесенная ею лепта значительна, но помимо редактора, книге понадобились комментаторы. Дотошные, осведомленные в сфере, еще недавно наглухо закрытой для историков.
Collapse )

Моноспектакль по Шаламову в ижевском театре "Молодой человек"

Театр «Молодой человек» готовит новые постановки



Моноспектакль по Шаламову еще только обрастает деталями и подробностями. В прошлом году на сцене театра поставили его известные «Колымские рассказы», в этом сезоне покажут Шаламова-поэта, как сам он себя ощущал.

С сайта "Моя Удмуртия".

Тимофей Кулябин: Это один из главных авторов века

Из интервью Тимофей Кулябин: “Искусство — не для того, чтобы нравиться”, опубликованного в русско-американском онлайн-журнале The Reklama. В 2018 году Кулябин поставил в Мюнхене спектакль по "Колымским рассказам", интервью взято незадолго до премьеры.


“Констатация тотальной потери человеческого в человеке”

– Тимофей, в эти дни в Резиденц-театре в Мюнхене вы репетируете спектакль по “Колымским рассказам” Шаламова. (Премьера намечена на 3 марта.) Страшные рассказы и страшный текст. Какое сценическое решение спектакля вы придумали?
– Я воспринимаю рассказы Шаламова, как литературу, которую необходимо очень внимательно прочитать и услышать. Если хочешь знать, что такое русская литература XX века, надо знать Варлама Шаламова. Это один из главных авторов века. Мы поздно о нем узнали, поздно он был напечатан, но это быстро наверстывается. Чтение Шаламова — знакомство с текстом мощнейшим и страшным. Но просто взять и разыграть “Колымские рассказы” как пьесу невозможно. Не думаю, что это вообще можно сделать на сцене без определенной дистанции, без найденного приема. У нас в спектакле нет инсценировки, мы выбрали шесть рассказов, и их читают по ходу действия, полностью, без сокращений. Актрисы произносят, но не разыгрывают текст. Действие происходит в очень большой холодильной камере – промышленном контейнере, — а видеокамера снимает его и транслирует вживую на экран. Где-то текст иллюстрируется полностью, где-то — нет. Между зрителями и актрисами довольно большая дистанция. Зрители видят закрытый контейнер, туда заходят и выходят люди, видят конечную картинку и слышат текст Шаламова. Все происходит на их глазах. У каждого рассказа, каждой истории – свои прием, ход, работа с камерой, способ существования. Это довольно подробная и технически сложная работа.
Collapse )

Оксана Ефременко. Рецензия на спектакль «Колымские рассказы», Ельцин Центр, Екатеринбург

Рецензия на екатеринбургский спектакль "Колымские рассказы" трехлетней давности. Опубликована на сайте "Петербургского театрального журнала" 10 июня 2017 года.
Кстати, тема "Колымские рассказы" на сцене театра имеет уже довольно долгую и богатую историю.

__________


Шаламов: между мифом и документом

«Колымские рассказы». В. Шаламов.
Театральная платформа «В центре» (Ельцин Центр, Екатеринбург).
Автор инсценировки и режиссер Алексей Забегин, художник Константин Соловьев.


Спектакль «Колымские рассказы» начинается сверлящим ощущением холода, знакомого всем, кто оказывался на улице в крепкий мороз темным беспросветным утром. Сухое, беспощадное к коже, глазам, легким дыхание северной зимы передается скрипом бьющейся о металл проволоки — набором искусственных звуков из нечеловеческой реальности, для узников лагерей растянутой на годы и годы. Той шаламовской реальности, в которой необходимо освоиться, дотерпеть, выжить.
Режиссер и автор инсценировки Алексей Забегин, кажется, не претендует на художественное исследование всех законов этой действительности, а берется только за одну линию — движение от нормального человеческого поведения к слому, от эмоционального восприятия к пустоте, от живого сознания к смерти и обратно. Соответственно подбираются и монтируются рассказы.
Collapse )

Эскиз спектакля "Счастливо оставаться"

Один из недавних (сентябрь прошлого года) экспериментальных спектаклей с использованием текстов Шаламова.


Эскиз спектакля «Счастливо оставаться»

Режиссер и драматург Андрей Стадников проведет авторское исследование, цель которого получить ответы на вопросы: какие слова могут иметь смысл после ГУЛАГа? Как можно выразить этот опыт? Есть ли смысл рассказывать о нем, или стоит подобрать для его описания какие-то другие и не свои собственные слова? Каким может быть искусство, посвященное памяти о ГУЛАГе? Можем ли мы понять, что чувствовал человек, прошедший через лагеря, и как он проживал свою дальнейшую жизнь? Как можно выразить прошлое? Что стало с нашей памятью? Зачем искусство, если дух умер?
В спектакле используются тексты Варлама Шаламова, Чжуан-цзы, отрывок из интервью Егора Летова, а также народное творчество.

Режиссер: Андрей Стадников
Художник: Ваня Боуден
Композитор: Дмитрий Власик
Актеры: Кирилл Одоевский, Полина Повтарь
В рамках театральной лаборатории Музея истории ГУЛАГа
Куратор Павел Руднев, продюсер Петр Волков






Collapse )

Эльвира Морозова. "Колымские рассказы" для заключенных

Статья опубликована в "Петербургском театральном журнале", даты публикации, к сожалению, нет. Сразу вспомнил, что премьера "В ожидании Годо" состоялась в тюрьме.
Колония общего режима УС 20/6 (ФКУ ИК №6) находится в селе Обухово Ленинградской области.

__________


«От тюрьмы да от сумы не зарекайся»
«Камерный театр Шаламова»

На сцене скупой реквизит — лавки, маленькая железная печка. На актерах черные фуфайки с метками-фамилиями. Играют Шаламова, «Колымские рассказы». Хрипит музыкальная фонограмма, скрипят половицы. Занавеса нет. И у зрителей — такие же фуфайки, такие же бритые головы… Колония УС 20/6. Для всех желающих попасть в зал клуба места не нашлось.

«Камерный театр Шаламова» — так назван проект, предполагающий оказание поддержки творческим людям, находящимся в местах лишения свободы. Автор идеи — Александр Дмитриевич Александров, режиссер-документалист, исследователь творчества В. Шаламова.
Открыты книги о ГУЛАГе, переписывается официальная история, но законы, определяющие отношение к осужденным, остаются во многом прежними. Видно, очень невыгодно менять их. Нам уже известно, что многие заграничные тюрьмы разительно отличаются даже от наших гостиничных номеров. Там работают телевизоры, есть библиотеки, заключенный может получить образование, написать книгу, картину… И в дореволюционной России заключенные-инвалиды торговали тюремными поделками, доход от которых шел на нужды узников. «Камерный театр Шаламова» ставит целью продолжение традиций благотворительной помощи заключенным. В колонии передавались кисти, краски, книги. Для ребят из подростковой колонии была организована экскурсия в Эрмитаж, налаживается контакт с церковью, идет сбор всего, что касается тюремного творчества, фольклора.

Collapse )

Жан-Пьер Тибода о Шаламове и "Колымских рассказах" на сцене театра

Жан-Пьер Тибода - известный французский театральный критик, в прошлом обозреватель газеты "Либерасьон", долгие годы работавший ее корреспондентом в Москве. С 2006 года - художественный руководитель французского фестиваля Театров Восточной Европы "Пассаж", ведет авторский блог "Театр и балаган" на Rue89.com.
В ноябре сего года Тибода побывал на спектакле по "Колымским рассказам" Шаламова, поставленном Театральной платформой "В Центре" в музее Бориса Ельцина в Екатеринбурге, и высказал свое впечатление.

" – Вы посмотрели спектакль «Колымские рассказы», что скажете о них?
– Всегда сложно говорить о спектакле, когда эмоции ещё не оформились. Это пока неосмысленные переживания. Но я хорошо знаком с «Колымскими рассказами» Шаламова и считаю их величайшим произведением XX века. Эти тексты – свидетельства радикальный важности. Не только в виду своей политической значимости, но ещё и потому, что это великое по своей пронзительности поэтическое произведение. Это культурное наследие, литературный памятник. И мне было приятно обнаружить, что молодое поколение сегодня открывает для себя эти тексты. Их поэтику. Делится художественным словом и доносит его до широкой публики. Шаламов после многих лет в лагерях сохранил всю физику переживания и передал во всех подробностях жизнь тех, кто был рядом с ним".

Collapse )